Маркус Аппенцеллер: «Задача архитекторов — сделать так, чтобы реальный мир был не менее привлекателен, чем мир виртуальный»

Можно ли создавать города, которые останутся актуальными в будущем, — вопрос, во все времена волновавший архитекторов. Управляющий партнер нидерландского бюро MLA+ Маркус Аппенцеллер уверен, что это возможно при условии соблюдения четырех основных правил проектирования. Секретами грамотного городского планирования он поделился в рамках программы «Городские практики» в Краснодаре.

26.10.2020
Досье. Маркус Аппенцеллер — архитектор и городской планировщик, управляющий партнер нидерландской компании MLA+. Родился в г. Тюбингене, Германия. Получил профессиональную степень в банковском деле; занимался изучением юриспруденции, архитектуры и городской планировки в университетах Констанца, Штутгарта и Чикаго. В 2003-м окончил Штутгартский университет. Маркус является постоянным критиком архитектуры в Школе архитектуры АА в г. Лондоне, руководит урбанистическим направлением в Академии архитектуры Нидерландов, читал лекции в различных европейских университетах. В настоящее время он является одним из самых востребованных специалистов по современному градостроительному проектированию.

Город для будущего
— Архитекторы часто пытаются придумать какую-то уникальную картинку города, выйти за границы привычного, пытаясь представить города будущего. Но я полагаю, что территории со временем не подвергнутся радикальным изменениям. Если вы представите себе города сто лет назад, когда не было машин и модернистской архитектуры, то увидите, что в каком-то смысле наши сегодняшние города не так сильно от них отличаются. Да, сейчас более плотная застройка, больше машин, больше пробок, но основная сущность территорий не поменялась.

Главное отличие сегодняшних городов от них же в будущем состоит в том, что использовать города и функционировать в них мы будем совершенно по-другому. Связано это в первую очередь с повышением роли новых технологий. То, как мы живем в городе сегодня, разительно отличается от того, как мы жили в нем, например, десять лет назад. Мы не ловим такси на улице, а вызываем машину в приложении. У нас нет бумажных карт, вместо них появились Google- и Яндекс-карты. Мы можем отрегулировать температуру в помещении, опять же, через мобильное приложение. А в будущем наши города станут еще более эффективными и функциональными, что нужно учитывать архитектурному сообществу при создании проектов уже сегодня. Вообще я бы использовал выражение не «город будущего», а «город для будущего»: архитектор должен задуматься, как город сможет вобрать в себя все происходящие изменения и новые технологии. На архитектора возлагается задача сделать реальный мир настолько хорошим, чтобы люди не сбегали от него в мир виртуальный. Для меня лично как архитектора это большой вызов. Я думаю, что никто из нас не хочет оказаться в сценарии такого апокалипсиса, где реальный мир настолько ужасен, что все ищут убежище в виртуальном мире (например, с помощью Google-очков, позволяющих видеть какие-то вещи, невидимые глазу). Я полагаю, это задача архитекторов — сделать так, чтобы реальный мир был по крайней мере так же привлекателен, как и мир виртуальный, тогда мы будем в безопасности как человечество. При подготовке городов к будущему я бы рекомендовал придерживаться четырех основных правил. 

Простор для эволюции
— Первая рекомендация — не пытайтесь решить все проблемы здесь и сейчас, оставляйте пространство для эволюции. Например, застраивая город, мы полностью продумываем, как будут выглядеть наши города через десять лет. А потом приезжаем в этот город через десять лет и понимаем: очень мало из плана реализовано, потому что архитектор вместо того, чтобы оставить пространство для органических изменений, все продумал до мелочей. Поэтому моя рекомендация — не отвечать на все вопросы заранее, а намеренно оставлять пространство для того, чтобы эволюция происходила естественным образом.
Например, в настоящее время мы работаем в Санкт-Петербурге над проектом так называемого «серого пояса» — индустриального района на юге города. Здесь по-прежнему остались железнодорожные пути, бараки, масса заброшенных и полуразрушенных зданий, пустырей. Кстати, буквально в сотне метров от «серого пояса» находится Московский проспект — одна из главных улиц Санкт-Петербурга. После изучения района мы сформировали карту, куда поместили информацию о системе общественного транспорта, фрагментах существующей городской застройки и зеленых пространствах. Мы попробовали найти способы соединить все эти элементы таким образом, чтобы использовать их как основу для городского развития. Мы назвали это пространство «Третий город»: наверху находится исторический Санкт-Петербург, который все прекрасно знают; снизу расположено то, что мы назвали Ленинградом — соцгород, возникший после Второй мировой войны; а посредине — то, что раньше было индустриальным промышленным поясом.
Нам кажется, в этом поясе содержится гигантский потенциал, здесь можно прорастить «Третий город». Мы пока не знаем, каким он будет, и даже не пытаемся ответить на этот вопрос, намеренно оставляя его открытым. Мы создаем открытое пространство развития города, некую общую рамку, на которую накладывается город будущего по мере того, как он сам развивается органически. Наш документ будет содержать элементы, связанные с озеленением, транспортной сетью, дорогами и общественным транспортом. С течением времени на этой территории площадью примерно 4000 гектаров будут возникать сообщества, занимающиеся развитием территории. Здесь будут появляться дополнительные программы, новые функции и сообщества, одновременно с этим какие-то функции будут уходить в прошлое. Конечно, на это уйдет даже не пять-десять лет, а два-три поколения  — именно такое время нужно для того, чтобы состояние «серого пояса» радикально изменилось.
проект.jpg
Открытая система городов
— Рекомендация номер два — мыслите открытыми системами. Самая простая интерпретация открытых систем — это метафора сетки. Яркий пример — Манхэттен, который застраивался по ортогональной сетке, созданной еще в XIX веке. Сначала в этом районе Нью-Йорка размещались отдельно стоящие дома на одну семью, затем постепенно началась застройка домов в несколько этажей, и уже позже появились небоскребы. Таким образом, территория естественно развивалась, инфраструктура успевала за этим развитием и город оставался доступным. Большое достоинство открытых систем в том, что вы можете очень гибко подходить к планировке и правилам. Эти системы развиваются сами по себе, вы можете предлагать какие-то супертворческие решения. Например, дома, которые висят в воздухе. Через 50 лет, возможно, это будет технически осуществимо. Необходимо оговориться, что применяя открытую систему, важно ценить качество местного контекста, те функции и качества, которые уже есть в городе или районе. Таким образом, вы сможете построить связку между новыми проектами и уже существующей системой района. Важная деталь: в формирование плана развития территории необходимо всегда вовлекать местных жителей.
Принципы открытой системы мы применяем при трансформации одного из районов Ижевска, где планируется провести редевелопмент территории. В качестве базовой системы там применяется ортогональная планировка, при этом преду­сматривается строительство различных домов: на одну семью, многоэтажные дома, террасные дома и так далее. В настоящее время эта территория находится в собственности разных людей, в результате чего здесь практически нет по-настоящему комфортных общественных пространств. Мы же предлагаем поменять границы владения, что позволит выстроить связь между этим районом и общей тканью города, в том числе включив этот район в систему зеленых пространств Ижевска. Как направлять этот процесс? Я считаю, что не нужно пытаться создавать предписания и досконально следовать правилам. Лучше прописать общие правила сосуществования различных составляющих жизни. Например, мы продумываем, как частные дома взаимодействуют с общественными пространствами, как будет выглядеть фронт улицы, как пространство гаражей будет взаимодействовать с общественными пространствами. Мы должны решить, улицы — для пешеходов, для велосипедистов или только для машин. А также решить вопрос с местами для парковки. Здесь стоит продумать общие принципы и при этом не регулировать все до последней запятой, а позволить городу развиваться и определять себя самому, произрастать естественно.

Пространство для идей
— Рекомендация номер три — оставляйте пространство для идей и в первую очередь пространство для людей, у которых есть идеи. Интересен в этом плане опыт реализации программы «Наш двор» в Татарстане. Ее цель — переосмыслить и переобустроить все дворы жилых домов сначала в Казани, а затем во всей республике. В настоящее время порядка десяти тысяч дворов находятся в работе. Этот проект — хороший пример того, как можно подключать к обсуждению проектов местных жителей. Сегодня они вместе обсуждают, что такое двор, как можно его улучшить, какие характеристики планируется сохранить, а какие убрать. Хотелось бы отметить, что как только вы вовлекаете большое количество местных жителей, проект приобретает собственную динамику, в которой играют важную роль уже не только архитекторы или планировщики, но и молодое поколение. Молодежь придумывает новые идеи и делится ими, а вы формируете аудиторию для своих проектов и, более того, создаете импульс для будущих изменений.

Не замещать, а регенерировать
— Заключительная рекомендация с моей стороны: когда мы говорим о редевелоп­менте территории, надо мыслить не в терминах замещения, а в терминах регенерации. В России сейчас полным ходом идет программа реновации, начавшаяся в Москве в первую очередь с реновации хрущевок. Но по факту это не реновация, а замещение существующего предложения жилья чем-то новым, замена одной городской ткани на другую. Мне кажется, что регенерация — это нечто иное, это создание исключительно нового, при этом основанного на уже существующем. Мы должны не вырывать с корнем то, что есть, а напротив — ценить имеющееся пространство.
Для грамотного редевелопмента необходимо уйти от логики промышленного производства, в которой были созданы микрорайоны, и перейти к логике создания качественного городского пространства. Здесь фокус внимания уже не на строительстве, а на пространстве между зданиями (при этом именно пространство выступает носителем местной идентичности). Каким образом это сделать в условиях работы с домами, как две капли воды похожими друг на друга? Я бы рекомендовал фокусироваться на тех точках, где система ломается, где гомогенность не срабатывает или разрушается. Например, в микрорайонах, которые создавались в неких идеальных условиях, когда топография и текущий контекст не учитывались и пространство разрезалось на одинаковые квадраты, нужно начинать регенерацию с трещин в системе. Такими трещинами или сбоями в системе могут быть наличествующие на территории микрорайона леса, холмы или реки. Работа на таких участках мне кажется самой интересной.Например, в Москве нас пригласили для участия в конкурсе по созданию плана редевелопмента трех микрорайонов на периферии с типовой средой и неухоженными общественными пространствами. При проектировании мы использовали основные принципы создания хорошего жилого района, главный из которых заключается в том, что микрорайоны будущего должны быть включены в городскую среду. Традиционно микрорайон строился как некий изолированный кусок застройки, связанный с соседствующими районами только транспортной развязкой. Нам кажется важным создать общую сеть микрорайонов, в которой каждый жилой район должен обладать идентичностью, собственным лицом. Здесь запланирован довольно большой парк, школы, детские сады, серия открытых пространств, площади, магазины. Старые здания будут соседствовать с новыми типами жилья. Благодаря появлению станции метро появится новая функция территории — транзитная. В каком-то смысле это место станет воротами, через которые вы будете попадать в целый район Москвы. При этом, внося изменения в существующую сетку планировки и проводя реконфигурацию зданий, принимая решения о сносе части строений и строительстве новых, учитывались даже не столько какие-то архитектурные заслуги или даже состояние жилого фонда, в первую очередь мы мыслили ансамблями, пространственной логикой зданий, которые превратятся в ансамбли, способные придать этому району идентичность. Вторым принципом создания качественного жилого района является использование структурированного подхода, заключающегося не в сносе и строительстве на этом месте нового района, а в использовании уже существующей инфраструктуры с учетом того, что может появиться здесь в ближайшем или отдаленном будущем.

Еще один важный принцип — взаимо­связанность. Мы заранее продумали вторичную, более тонкую инфраструктурную сетку, предусматривающую для перемещения из пункта А в пункт Б возможность движения не только по большой транспортной артерии, где очень много машин, но и по небольшим дорожкам. Если продумать все эти пешеходные дорожки, на выходе вы получаете вторичную логистическую сеть. Это, кстати, одна из проблем Москвы: с одной стороны, это пешеходный город, но с другой, как только вы дошли до большого шоссе, ваш путь останавливается, и это практически непреодолимое препятствие приходится чаще всего преодолевать на автотранспорте. Мы хотим ликвидировать этот недостаток, создав новую дорожную сеть. Благодаря этому фокус внимания переместится на снижение скоростного режима и возникнет потребность в использовании других способов передвижения — по пешеходным и велосипедным дорожкам.
В итоге в своем проекте мы предлагаем ригидную, унифицированную систему превратить в территорию с собственной идентичностью. В частности, только в одном из микрорайонов есть большой парк, другой — обладатель уникальной площади, в третьем имеется зеленый балкон, с которого можно смотреть на Москву-реку. Такой подход означает, что каждый из микрорайонов приобретет узнаваемое лицо, отличающее его от других районов Москвы.
Я считаю, что каждому архитектору очень важно путешествовать, напитываться идеями, но никогда не копировать чужие проекты. Это еще одно важное правило, которое позволит избежать унифицированных решений — архитектурное решение должно быть уникальным именно для контекста того района города, в котором создается проект. Нужно искать собственный подход к развитию территории, работая с идеями, которые уже витают в воздухе. 

Справка. «Городские практики» — часть программы «Архитекторы.рф», которая реализуется ДОМ.РФ в стратегическом партнерстве с институтом «Стрелка» при поддержке Правительства РФ и Министерства строительства и ЖКХ РФ. В Краснодаре программа «Городские практики» организована совместно с администрацией муниципального образования «Город Краснодар» и Департаментом архитектуры и градостроительства города Краснодара.
Авторы: Елена Александрова