Алексей Полянский: «Область должна развиваться планово и гармонично»

Алексей Полянский: «Область должна развиваться планово и гармонично»

К 1 января 2012 года все муниципальные образования Ростовской области должны быть полностью обеспечены градостроительной документацией

К 1 января 2012 года все муниципальные образования Ростовской области должны быть полностью обеспечены градостроительной документацией, которая даст вектор развития территорий на ближайшие годы. Как отмечает недавно назначенный на пост главного архитектора области Алексей Полянский, в гонке за сроками эта столь важная документация не должна потерять необходимого качества. В интервью «Вестнику» он рассказал о том, в какой стадии находится эта работа, в чем ее трудности и специфика, а также о том, каким ему видится будущее городов и поселений Ростовской области.

— Вы уже не один год занимаетесь градостроительными проблемами территорий, поэтому нельзя говорить, что эта работа для вас нова. Тем не менее статус главного архитектора области — совсем другой уровень компетенции и ответственности. Какие цели и задачи ставите перед собой на новой должности?

— Задача номер один в данный момент — достойно и в срок завершить многолетнюю работу по созданию градостроительной документации для всех поселений Ростовской области. К сожалению, эти работы приостановил кризис: 2010 год, можно сказать, прошел впустую из-за недостатка финансирования. Сейчас, к счастью, с этим все нормально. Значит, нужно работать. Отмечу, что в гонке за определенными Правительством РФ сроками подготовки этих документов мы не должны утратить их качество. Необходимо, чтобы поселения получили генпланы в таком виде, чтобы они в понятной форме, точно определяли перспективы развития их территорий.

Еще одной ключевой задачей является обеспечение реализации поручения президента Дмитрия Медведева, которое он озвучил в последнем Послании Федеральному Собранию — о выделении земельных участков для многодетных семей. Мы сейчас изучаем, какие ресурсы у нас для этого есть, а также разрабатываем свою, региональную документацию, которая будет впоследствии синхронизирована с соответствующим ФЗ.

— В каком состоянии находятся работы по разработке градостроительной документации и правил землепользования и застройки в данный момент?

— Помимо основополагающей для всего региона в целом схемы территориального планирования, у нас уже есть схемы территориального планирования трех внутриобластных районов — Юго-Западного (Ростовская агломерация), Западного (Восточно-Донбасская агломерация) и Восточного (Волгодонская система расселения). Закончена разработка схемы территориального планирования 21 муниципального района области, четырех перспективных промышленных зон (Южно-Батайской, Октябрьской, Юго-Восточной Азовской и Красно-сулинской), территории центральной части Ростовской агломерации и территории района игорной зоны в Азовском районе.

Схемы территориального планирования разработаны в 21 муниципальном районе, в 22 сейчас готовятся. Для всех 12 городов разработаны генпланы, и лишь один из них ожидает утверждения. Из 18 городских поселений генпланы готовы в 16. Основной пласт работы нам сегодня предстоит по направлению создания Правил землепользования и застройки. За оставшееся время нам нужно разработать их для семи городских округов (для остальных пяти уже готовы), для 16 городских поселений (из 18) и для 381 сельского поселения (из 390).

— Что даст эта работа в итоге Ростовской области?

— Градостроительная документация — это карта, по которой региональные и муниципальные власти поведут свои территории в будущее. Архитекторы же при их разработке руководствовались основной целью: обеспечить устойчивое развитие поселений региона.

Для этого в первую очередь необходимо развивать градообразующую базу, соответствующую специфике каждой территории, строить работу по развитию потенциала, а не ломать ее под действием сиюминутных интересов. В своей работе мы постарались уйти от шаблонов и постарались найти для каждого города, поселка, станицы индивидуальный подход. Возьмем, к примеру, Таганрог. Это уникальный город, где есть мощная промышленность и наука, плюс огромное историческое наследие и один из крупнейших на Юге России портов. Все это — возможные градообразующие точки роста, и ни одну из них нельзя не учитывать при планировании будущего Таганрога.

— Как будет вестись жилое строительство в крупных городах?

— Мы продолжим политику комплексного освоения земельных участков под жилую застройку как альтернативу точечному строительству.

— При ограниченности земельного ресурса будет ли отдан приоритет многоэтажному жилью?

— Здесь важен весь набор факторов, для каждой конкретной территории есть свой план, где, когда и какой этажности нужно жилье. С градостроительной точки зрения, гораздо важнее показатель плотности заселения. Нормальным показателем для городов является 250-300 человек на 1 гектар, а его можно достичь и малоэтажной, и многоэтажной застройкой.

—Агломерации, о которых еще 8-10 лет назад с осторожностью говорили лишь самые прозорливые специалисты, сегодня принимают вполне реальные очертания, оказывающие реальное воздействие на жизнь людей, на экономику, геополитику. Какие перспективы роста у них?

— Для архитекторов планирование агломераций имеет особую сложность. Это, с одной стороны, надмуниципальное образование, с другой — она включает большое количество территориальных образований со своим аппаратом управления и разным пониманием того, что и как нужно делать для своего развития. Тем не менее сегодня мы в значительной мере продвинулись в решении этих вопросов, в синхронизации действий муниципалитетов.

Очевидно, что строительство предприятий, инженерных и транспортных коммуникаций мы планируем с учетом все более растущей концентрации. А такие города, как Азов, Батайск, Новочеркасск, планируются не только как самостоятельные образования, но и как составные части Большого Ростова. Приоритет агломераций при распределении потока ресурсов сегодня очевиден, однако мы не должны допустить, чтобы они превратились в пылесосы, которые обедняют другие поселения. Все территории должны иметь равные возможности для развития и роста: об этом говорит законодательство, это правильно и с чисто человеческой точки зрения.

— Одна из главных задач перспективного планирования — обозначение точек роста экономики, в первую очередь промышленного направления. В этой связи что вы можете сказать о промзонах, на которые прежнее руководство области возлагало большие надежды и которые сейчас оказались немного в тени?

— Я не экономист, поэтому не могу сказать, почему промышленные зоны развиваются несколько менее динамичными темпами, чем ожидалось. Возможно, решающую роль здесь сыграл кризис. Что же касается нашей работы, то, на мой взгляд, мы сделали все, что было нужно, — каждая промзона получила свой проект планировки, ни одна из них не ущербна в плане месторасположения и перспектив обеспечения инженерно-транспортной инфраструктурой. На примере той же Азовской промзоны, где уже сейчас находятся три резидента, видно, что это — путь размещения предприятий очень перспективен. Уверен, что с градостроительной точки зрения будущее — за концентрацией производства: это выгодно как инвесторам, снижающим издержки на коммуникации и земельные участки, так и региону, который размещает их в зависимости от общественных потребностей. Появление новых промышленных предприятий — очень важный фактор градостроительной политики. В первую очередь появляются рабочие места и налоги, за ними тянется жилье, транспорт и дороги, социальная инфраструктура, объекты торговли, рекреации. И мы должны управлять этим процессом, в том числе с помощью утвержденной градостроительной документации.

— Какую роль играет грамотная точная и продуманная градостроительная документация и схема перспективного планирования в деле привлечения инвесторов?

— На мой взгляд, одну из решающих. Инвестор никогда не будет иметь дело с территорией, которая сама не знает, как будет развиваться. В этом плане, полагаю, у нас никаких проблем нет — любому инвестору мы предоставим участок, который соответствует его потребностям и который впишется в нашу градостроительную политику.

— Что вам известно по проекту Южного хаба? Его уже несколько раз переносили из одного места в другое, и до сих пор непонятно, будут ли его строить в Ростовской области.

— На сегодня точкой остановки проекта выбран участок рядом со станицей Грушевской (недалеко от Новочеркасска). Этот участок мы сейчас готовим, чутко прислушиваясь к любому сигналу из Москвы. Параллельно разрабатывается документация, регламентирующая отношения с инвесторами, с лета прошлого года в Ростовской области действует закон «Об основах частно-государственного партнерства» — именно по этой схеме будут строить Южный хаб. Насчет того, может ли проект сменить прописку и уйти в другой регион… Я так не думаю. Подавляющее большинство специалистов высказываются в один голос, что Ростовская агломерация является идеальным местом для его размещения. Споры идут лишь по поводу конкретного участка.

— Вообще, насколько хаб важен для Ростовской области?

— Нам как региону и Ростову-на-Дону этот проект крайне важен, можно сказать, в какой-то мере от его реализации зависит судьба области. Разговоры о Южном хабе идут уже несколько лет, и в сознании журналистов и общественности он «за-мылился», его масштабность просто перестала осознаваться. Это миллиарды инвестиций, тысячи рабочих мест — фактически это новый город, который станет связующим звеном между Ростовской и Восточно-Донбасской агломерацией.

— Что будет с «Азов-Сити»? Регион смирился с потерей возможности развивать игорную зону, однако в нее вложено достаточно много денег.

— Территория игорной зоны очень перспективна, она находится в хорошем месте, на пересечении транспортных узлов, на приемлемом удалении от крупных городов. К тому же в обеспечении коммуникациями этого участка вложено порядка 1 млрд рублей, так что это уже не голое поле. Что там будет, сейчас решается: может быть, жилье или еще одна промышленная зона. Есть предложение создать там парк экстремальных развлечений и раскручивать этот проект на федеральном уровне. Пока же там работают игорные заведения, как только их закроют — будет и конкретное решение.

Первая ветка метро в Ростове может появиться в 2018 году

На пресс-конференции в июне ростовские метростроители объявили о внесении изменений в генплан Ростова-на-Дону в части, касающейся строительства метрополитена. Кроме того, 6 июня были внесены изменения в градостроительную документацию, которые Департамент архитектуры и градостроительства Ростова-на-Дону готовил на основании предложений граждан и юрлиц на протяжении более чем двух лет. В планах метростроителей — сдать в эксплуатацию метродепо в районе ТЭЦ-2 и первую ветку метро от пересечения проспекта Стачки и ул. Малиновского до пересечения проспекта Ворошиловского и ул. Б. Садовой. Это станет частью первой очереди первой линии метрополитена — она свяжет ул. Малиновского с площадью Карла Маркса. По словам главного архитектора проекта по внесению изменений в генплан Сергея Тимченко, всего будет четыре линии метрополитена: три диаметральные и одна полукольцевая. Первая линия ростовского метро «Запад — Северо-восток» свяжет Левенцовку с районом Декоративные Культуры. Линия пройдет вдоль проспекта Стачки через центр города с выходом на Щепкинское направление. Вторая линия «Восток — Северо-запад» начнется в районе Александровки на границе с Аксаем, также пройдет через центр Ростова с выходом в Военведе и Стройгородке. Третья линия «Север — Юг» свяжет Северный жилой район и проляжет по направлению к Батайску с конечной станцией у Ворошиловского моста. Последняя линия объединит все остальные для создания пересадочных узлов. Корректировки генплана учитывают вынос ростовского аэропорта и строительство Южного хаба, а также объекты, которые планируется построить к ЧМ-2018, добавила директор ГАУ Ростовской области «Региональный институт территориально-градостроительного проектирования» Татьяна Морозова. Первую линию планируют сдать не позднее 2020 года, если, конечно, финансирование проекта будет осуществляться в необходимом объеме. Стоимость первой линии — 76 млрд рублей.

Логотип Вестник Строительство