Ящики вместо архитектуры

Ящики вместо архитектуры

Инвесторы XXI века приносят городу новый «стиль» — строение-ящик

100–150 лет назад Ростов переживал золотой век архитектуры. Едва ли не каждый дореволюционный дом считается памятником. Потом — бежали десятилетия советской власти, болезненный жилищный вопрос и проводимая государством политика экономии каждой копейки породили целые микрорайоны безликой, серой застройки. Затем настали депрессивные 90-е, у общества не было средств, чтобы строить новые шедевры. Сейчас деньги есть, но вот парадокс: современные застройщики и инвесторы почему-то предпочитают создавать невзрачные социалистические «ящики».

Правда, в отличие от тех же панельных домов, увешанные рекламными псевдоукрашениями и прочим кичем, выглядят они, словно злоупотребляющие косметикой путаны, более броско и вульгарно. Но внешняя бутафория практически не меняет сути. Один из подобных объектов с противоестественной окраской, портящей панораму старого Ростова, стоит прямо на въезде в мегаполис со стороны Ворошиловского моста.

— Появление очередной «коробки», резко контрастирующей с лиричным загородным пейзажем, меня сильно расстроило, — говорит автор генерального плана развития Ростова в 1971–2001 гг. Норальд Нерсесьянц, ныне возглавляющий известную проектную мастерскую «Архстрой». — Это не искусство. Архитектура является единством сразу трех составляющих: функциональности, прочности и эстетики. А в наш прагматичный век многие застройщики решили, что если поставить в городе наделенный коммунальными функциями «ящик» и увешать его рекламными щитами, будет красиво.

Украшенный балаганными рекламными щитами гипермаркет «О’Кей» — тоже не архитектура. Создать жемчужину можно из строения, предназначенного для любых целей. До сих пор на ростовской набережной стоит памятник федерального значения — Парамоновские склады, одновременно являющийся и коммерческим объектом. Другой памятник — расположенный возле парка им. Горького пивоваренный завод — вообще был промышленным предприятием.

— Объект архитектуры, как и любого искусства, является штучным, — отмечает Норальд Нерсесьянц. — Я не идеалист, из каждого дома памятника не сделаешь. Каждый человек хочет иметь крышу над головой. Более того, и в старину наряду с тем же Большим театром существовали похожие на нынешние балаганные «коробки» с клоунами Петрушками. Но место им — на периферии.

Почему подобных ящиков не встретишь в центрах Парижа или Милана? Во все времена архитектура являлась своеобразным зеркалом экономики государства. Строить настоящие шедевры — удовольствие не из дешевых. Сейчас у мегаполиса появились деньги, но где же новые памятники, подобные тем, что возводились в динамично развивающемся дореволюционном Ростове? В этом — парадоксальность нынешней эпохи.

— Архитектуре следует решать сложнейший вопрос — каким путем двигаться дальше, — считает Норальд Нерсесьянц. — Старый Ростов прекрасен. Но невозможно возродить технологии и вкусы позапрошлого века. И многие застройщики выбирают утилитарный путь коммерческого примитивизма. Человеческий мозг должен регулярно получать разнообразную зрительную информацию. В городских условиях основным ее поставщиком является архитектура. И если горожан окружит однообразный пейзаж из «ящиков», они неминуемо будут страдать. Таковы природа и психология человека.

Логотип Вестник Строительство