Строить — не ломать

Строить — не ломать

За минувший век отечественный стройкомплекс изменился до неузнаваемости

18.08.2022

Ровно 100 лет назад, в 1922 году, был создан Союз Советских Социалистических Республик. В то время в полунищей стране, разрушенной мировой и Гражданской войнами, двумя революциями, голодом и эпидемиями, не в каждом городе были каменные здания. Почти не было шоссейных дорог и электростанций. 83% населения проживали в сельской местности и существовали благодаря натуральному хозяйству. Спустя век 75% россиян проживают в городах, ездят на высокоскоростном транспорте, запросто ориентируются в информационном пространстве, строят дома по аддитивным технологиям. За это время архитектура несколько раз меняла стиль от неоклассицизма до футуризма. Промышленность создала массу новейших конструкционных материалов для стройкомплекса. Наука изобрела технологии, больше похожие на сказку.

Через тернии к свету. Первые масштабные девелоперские проекты в СССР начались с объектов генерации. Россия, до революции сохранявшая мировое лидерство по темпам промышленного развития, отчаянно отставала от ведущих держав по электрификации. В империи вырабатывалось всего 14 кВт-ч на душу населения, тогда как в США — 236 кВт-ч. Строившиеся электростанции в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Баку, Риге, Ростове-на-Дону и т.д. имели незначительное число потребителей и не были энергетически связаны между собой. Поскольку строились они для различных нужд (промышленность, транспорт, сфера услуг), отсутствовала и унификация при их разработке — разнофазность, значения величин их тока и частот (20, 40 или 50 Гц) имели колоссальный разброс.

Планы по строительству генерации, в том числе первых ГЭС, разрабатывались и до революции, но их реализацию прервала сначала мировая война, а затем революция.

Восстановление промышленного потенциала страны требовало дополнительных энергомощностей, без которых нельзя было представить развитие экономики и обороноспособности страны.

План ГОЭЛРО (Государственная комиссия по электрификации России) был утвержден 22 декабря 1921 года на IX Всероссийском съезде Советов и составлялся таким образом, чтобы предусмотреть опережающее развитие мощностей под потребности развития территорий. Генерация строилась с учетом того, что сельскому хозяйству понадобятся трактора под Сталинградский тракторный завод, была запланирована Волжская ГЭС, под Волховский алюминиевый завод преду- сматривалось строительство Волховской ГЭС, под освоение Донбасского угольного бассейна — Шахтинская ГРЭС, под промпотенциал столицы — Каширская и Шатурская ГРЭС, под пул промышленных предприятий Запорожья — ДнепроГЭС и т.д.

_irkutskoy_gess.jpg

Именно последняя с установленной мощностью 560 МВт долгое время являлась крупнейшей гидроэлектростанцией СССР и Европы (1932-1955 годы, пока не была введена Куйбышевская ГЭС — 2 ГВт). ДнепроГЭС стал первой из пяти «великих строек коммунизма».

Проект строительства станции разрабатывал выдающийся гидротехник Иван Александров, которого в 1927 году консультировали зарубежные инженеры — американец Хью Купер из компании «Х. Купер и Ко» и немцы из Siemens. Руководил строительными работами выпускник Киевского политехнического института инженер Александр Винтер, который еще в марте 1917 года начинал строить Шатурскую ГРЭС, ставшую в 1920 году первенцем плана ГОЭЛРО.

ДнепроГЭС строили, опираясь на два днепровских острова и соединяя их перемычками. В ходе масштабного строительства было впервые собрано в одном месте такое большое количество техники: 45 кранов, 10 экскаваторов, 56 паровозов, 89 опрокидных платформ-думпкаров. Побит мировой рекорд ежесуточной и ежемесячной интенсивности укладки бетона (всего 518 тыс. кубометров).

В 1939 году был запущен ее седьмой гидроагрегат (крупнейшие в мире гидроагрегаты), и ГЭС вышла на паспортную мощность.

Еще одной великой стройкой коммунизма стала Братская ГЭС на Ангаре, по среднегодовой выработке ставшая самой мощной в СССР (22 500 млн кВт-ч). Именно этот факт позволил БГЭС менее чем за год полностью окупить свои затраты на строительство — 765 млн рублей.

Театр Горького-LD7hKj59sdjCXi8aSggot9cuLiSiCd6K.jpg

Эклектика генералиссимуса. Два энергетических суперпроекта вкупе с двумя другими сталинскими «коммунистическими» стройками — Магнитогорским металлургическим комбинатом и Беломоро-Балтийским каналом — заложили основу необычного стиля в советской архитектуре. За свою эклектическую сущность (переплетение барокко, ампира, классицизма, ренессанса, неоготики, постконструктивизма, ар-деко) он получил название «сталинский ампир».

До этого с начала века в СССР господствовал такой стиль архитектуры, как практичный конструктивизм, предусматривавший максимальную функциональность в жилом и административном строительстве. Предполагалось, что бодро шествующий в коммуну советский человек должен жить большими семейными коллективами с полным обобществлением быта, поэтому и жилые дома начали строить по типу гигантских муравейников.

Таковыми стали дом-гигант в Ростове-на-Дону, студенческое общежитие «Дом-коммуна» в Москве, площадь Дзержинского в Харькове, драматический театр-трактор в Ростове-на-Дону, Клуб пищевиков в Минске, Соцгородок Уралмаша в Свердловске и др.

Архитекторы Алексей Щусев, Константин Мельников, братья Веснины, Иван Леонидов, Евгений Левинсон и др. выработали концепцию строительства городов с просторными улицами, функциональными зданиями и удобными интерьерами. Кроме сооружения домов и жилых кварталов зодчие стремились запечатлеть красоту промышленного мира.

Однако сталинский ампир, напротив, предусматривал переработку античного наследия и Возрождения в социалистический затейливый декор, скульптуры, фризы, лоджии, медальоны, колонны, портики, карнизы, рустовку и пр., символизирующие монументальность и стремление советского общества в будущее через прекрасное прошлое. Монументальность и помпезность с обилием декора, мозаики, скульптур, картушей и пр. должны были подчеркивать преемственность поколений — от наследия старых мастеров к прекрасному будущему.

Шлюзы на каналах строились в подражание триумфальным аркам античности, сталинские высотки обрели готические черты, комплекс ВДНХ — многочисленные элементы барокко. В оформлении станций московского метро широко использовались мрамор и гранит, в жилых домах — лепнина, эркеры, французские балконы.

В сталинские времена считалось, что советские люди, неустанно строящие социализм 48 часов в неделю, должны вечером возвращаться в красивые дома. Чтобы их глаз радовался и они с легким сердцем на следующий день отправлялись на работу. Поэтому архитекторы планировали дома в стиле неоклассицизма со стенами из негорючих материалов (в каждой квартире были либо печки, либо огнеопасные керосинки-примусы).

Однако в начале 50-х годов, после восстановления СССР после Великой Отечественной войны, перед страной встала не менее актуальная проблема — вытащить население из полуподвалов и коммуналок, обеспечить трудящихся индивидуальным жильем.

Но для этого средств было явно недостаточно. Массовое строительство жилья требовало огромных средств. Было принято решение максимально упростить проекты за счет роста темпов ввода жилья.

_хрущ.jpg

Дешево и сердито. 4 ноября 1955 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». В нем порицалось «украшательство» и бездумное транжирство денег. «Советской архитектуре должна быть свойственна простота, строгость форм и экономичность решений», — говорится в тексте.

В нем конкретизировалось, что именно следует считать архитектурными излишествами: «надстройки, башни, колонны, декоративные колоннады, портики, сложные карнизы, аркады, позолота и роспись потолков, декоративные позолоченные решетки, архаичное оформление фасадов, тяжелая рустовка пилястрами, сложные эркеры, лоджии, искусственный мрамор, бронза, лепные украшения, облицовка полированным гранитом, гранитные шары, дорогая металлическая ограда и так далее».

Многим талантливым архитекторам старой школы это стоило карьеры. Зато в СССР появились десятки тысяч безликих дешевых жилых и административных зданий, десятки миллионов обрели индивидуальное жилье и узнали, что такое свои кухня и санузел. В народе же эти дома получили презрительное наименование «хрущебы».

Первые панельные дома в стране были известны с начала 30-х годов, когда их начали собирать в Харькове под руководством бывшего заведующего строительным отделом «Укрсиликаттреста» Андрея Ваценко. В теплой Украине они представляли собой две тонкие железобетонные оболочки, соединенные ребрами по периметру, пространство между которыми засыпалось шлаком.

Была сделана попытка поставить изготовление на поток на «Уралмаше», но из-за их дороговизны и начала войны вопрос был отложен.

После окончания войны на Урале эксперименты продолжили. В Магнитогорске в 1950 году появился первый крупнопанельный бескаркасный трехэтажный жилой дом. Эксперимент был признан удачным, и в Совете Министров СССР приняли программу строительства по всей стране сети заводов железобетонных изделий. Как заметил исследователь Владимир Горлов из Московского государственного областного университета, «полностью поменялись градостроительные принципы; частично они были импортированы с Запада. В градостроительство была привлечена математика и статистика: тщательно моделировалась жизнь общества в новых микрорайонах, высчитывались потребности людей, рассчитывались оптимальные маршруты до рабочих мест, школ и поликлиник. Изменились социальные предпосылки, новый город виделся как комфортабельное пространство для жизни всего населения, а не только привилегированной его части. Богато декорированные сталинки с просторными помещениями предназначались для элиты общества, а не для простых рабочих».

За счет этого исчезли дома-колодцы с замкнутыми дворами, появились просторные сквозные кварталы.

Разработчики проекта хрущевок К-7 экономили буквально на всем. В первую очередь на лифтах — именно поэтому проекты предусматривали только пятиэтажные дома. Избавились от мусоропроводов, лишней стены между туалетом и ванной, снизили высоту потолков (2,5 м), уменьшили площадь кухни (5-6 кв. метров), до минимума свели кладовые (2-2,5 кв. метра). Высчитали, что для приготовления борща в сталинке необходимо было сделать 500 шагов по кухне, а в хрущевке все находилось в пределах вытянутой руки, что должно было несказанно обрадовать хозяйку. Таким образом, удалось снизить цену строительства как минимум на треть.

Под такие квартиры мебельные комбинаты разрабатывали и типовую мебель.

Мощная урбанизация 60-70-х годов вынудила градостроителей развернуть массовое жилищное строительство, ставшее известным широкой публике под названием брежневок. В отличие от хрущевок они были более высотными (уже с лифтами), строились и из кирпича. Часть из них носила название «цековские», предназначенные для партноменклатуры, высших военных, хозяйственной элиты и пр. Такие дома возводили из кирпича с ЖБИ-перекрытиями. В них были просторные вестибюли, помещения для консьержей и даже подземные гаражи. Площадь квартир составляла от 75 до 210 кв. метров.

Стандартные брежневки отличались большим количеством типовых серий и разнообразием планировок. С высотой потолков 2,7 метра и площадью от 22 до 88 кв. метров. Дома были оснащены мусоропроводом, обязательными балконами. На улице появились детские площадки. Квартиры улучшенной планировки предусматривали просторные кухни (до 10 метров) и служебные помещения. Брежневки строились из железобетонных панелей и более прочного силикатного кирпича.

Начало «горбачевского периода» было ознаменовано известным популистским лозунгом «к 2000 году каждая советская семья будет жить в отдельной квартире или доме» с расчетом жилплощади с тогдашних 14,6 до 22,5 кв. метров на человека (госпрограмма «Жилье-2000»). Для реализации этих планов с середины 80-х годов требовалось построить 2250 млн кв. метров, но из-за скудости финансирования и развала союзной экономики в 1986-1990 годах реально удалось ввести в эксплуатацию всего 650 млн, а до конца столетия еще меньше — 380 млн кв. метров.


Стройка на миллиард. Новый век ставил перед стройкомплексом уже совсем иные задачи. Наличие новой техники, технологий, инженерных решений позволило возродиться крупнообъектному строительству.

Начал развиваться сектор деловой и коммерческой недвижимости, а также частных компаний, которые стимулировали активное развитие жилищного строительства.

Сегодня в сфере только жилищного строительства занято порядка 7-8 млн человек, а объемы строительных работ составляют 8,4-8,5 трлн рублей (рекорд поставлен в 2018 году). А цели и задачи национального проекта «Жилье и городская среда» устанавливают необходимость достижения рекордных объемов жилищного строительства — 1 млрд кв. метров к 2030 году.||

Авторы: Сергей Кисин