Государство и бизнес: синхронное плавание

Государство и бизнес: синхронное плавание

Проблемы частно-государственного партнерства глазами участников дискуссии за круглым столом, организованной издательским домом «МедиаЮг»

А вот на региональном уровне ЧГП — все еще экзотический фрукт. Выглядит красиво, говорят — полезный, а попробовать боязно, отечественные желудки к заморским штучкам не слишком приспособлены. Считается, что в Ростовской области единственный проект, полноценно реализованный на принципах частно-государственного партнерства, — это комплексная программа строительства и реконструкции объектов водоснабжения и водоотведения, реализуемая ростовским водоканалом и ОАО «Евразийский». Других примеров никто вспомнить не мог, когда мы предварительно обсуждали тему нынешней дискуссии с потенциальными участниками.

Однако, как оказалось, ЧГП давно обосновалось на Дону. Всего-то и нужно, что договориться о терминах и понятиях, при этом попытаться творчески осмыслить и наработанный опыт, и перспективы взаимодействия бизнеса и власти. По мнению Юрия Евченко, ответственного секретаря клуба «Донской Меркурий», в Ростовской области ЧГП успешно развивается «за счет того, что сам термин понимается широко. Фактически партнерство выходит за формальные рамки. Это и дает перспективу, возможность находить нестандартные подходы и пути».

Сегодня законодательство позволяет развивать частно-государственное партнерство, да и жизнь заставляет.

Нам не жить друг без друга

— Мы очень мало строим социального жилья. К сожалению, очень мало, — объяснил министр строительства и жилищного хозяйства Ростовской области Александр Кобзарь. — Поэтому основная проблема, которую надо решать, — резкое наполнение бюджетов — местных и региональных. Для этого необходимо наращивать промышленный потенциал. Без крупных инвесторов нам не обойтись. Мы обязаны их найти, заинтересовать, привлечь, создать нормальные условия для ведения бизнеса. Тогда появится возможность развивать территории, создавать для населения среду комфортного проживания.

Министр подробно рассказал о региональных проектах, основанных на соглашениях между государством и бизнесом. Так, активно ведется строительство канализационного коллектора для Левенцовки. Продолжается реконструкция очистных сооружений, кроме того, за счет средств инвестора планируется построить завод по сжиганию твердого осадка. Переработанные отходы могут быть использованы для производства строительных материалов. Сегодня идет поиск фирм, которые смогут этим заняться. Наконец, совместно с «Газпромом» не первый год ведется газификация населенных пунктов: «Газпром» занимается строительством межпоселковых газопроводов, муниципалитеты — устройством внутрипоселковых разводящих газопроводов, а областная администрация софинансирует газоснабжение объектов социальной сферы.

Понятно, почему именно социальные проекты (или проекты с социальным уклоном) становятся предметом частно-государственного партнерства: вал проблем, которые копились десятилетиями, давит на бюджеты всех уровней, исполнительные власти не могут толком справиться со своими задачами и призывают на выручку частный бизнес. Как оговорился один из участников нашей дискуссии, «самая большая головная боль у власти — это население». То есть намерения и мотивы одной стороны — государства в данном случае — очевидны.

Другой вопрос — зачем бизнесу чужая головная боль. Сегодня уже нельзя, даже если очень хочется, просто и незатейливо «нагнуть» частника, заставить его платить социальный оброк. Надо заинтересовать бизнес, найти и предложить ему ту выгоду, которую он может получить в совместном проекте.

Правда, и сейчас все еще велик соблазн простых решений. Одно из них предложил Владимир Бабаев, председатель комитета по соцзащите и страхованию ростовского отделения ОПОРы:

— Может быть, создать такой механизм, чтобы застройщик не деньгами расплачивался за приобретенный участок, а обременением. И власть будет выбирать застройщика не по тому критерию, кто больше денег даст, а кто больше квартир предоставит городу. Однако идея подобной схемы не была поддержана. Министр Александр Кобзарь вынужден был напомнить о «злополучном постановлении администрации Ростова №58, которым обязали инвестора отдавать городу определенный процент площади в построенных домах. Прокуратура признала это постановление незаконным. Потому что законодательная база запрещает взимать оброк в натуральной форме».

Между тем сегодня уже есть удачные примеры гораздо более эффективного и перспективного решения этой проблемы. Создание в Ростовской области промышленных зон позволяет привлечь солидных инвесторов, крупный капитал, который заинтересован в расширении своего присутствия в регионах. Региональная власть создает ему максимально благоприятные условия, помогая ускорить оформление документации, предлагая иные стимулы (например, в виде строительства объектов инженерной инфраструктуры за счет средств области). Взамен получает новые и крупные источники налогообложения. Но самое главное — территории, на которых размещены промзоны, получают как бы вторую жизнь, начинают активно развиваться. Не случайно их стали называть «точками роста региональной экономики».

Точки роста

— Начав работать на ощупь, на свой страх и риск, мы вскоре перешли на более высокий уровень, — сообщил министр территориального развития, архитектуры и градостроительства Ростовской области Владимир Киргинцев.— Вышел закон о зонах экономического развития. То есть мы придали своим программам форму закона. И это очень правильно. Как и то, что крупного инвестора мы сопровождаем. Ведь в строительстве самое легкое и приятное — это строить. А все остальное — оформление бумаг, получение разрешений, согласование сроков — создает множество помех и рисков. Наша задача — их минимизировать. Министр напомнил, что благодаря развитию промышленных зон рост инвестиций за один год составил 30%. Кроме того, крупные фирмы мирового уровня уже приняли решение осесть в Ростовской области.

Проекты создания промышленных зон и зон экономического развития интересны еще и тем, что региональная власть сумела извлечь из них максимальную пользу благодаря комплексному подходу. Он заключается в том, что ставка делается на несколько целей одновременно, бюджетные инвестиции в инженерную инфраструктуру на первом этапе содействуют бизнесу, минимизируя его затраты, а в дальнейшем они «работают» на население региона.

Владимир Киргинцев и Александр Кобзарь не раз вспоминали проект создания игорной зоны в Азовском районе, благодаря чему восемь поселков, расположенных вдоль побережья Азовского моря, получат водоснабжение и канализацию. Тем самым решается не только социальная проблема, но и создается дополнительный потенциал экономического развития этой малой территории: она становится привлекательной для прочих инвесторов, которые захотят здесь создать промышленные, торговые предприятия, организовать бытовое обслуживание, общественное питание и т.д.

Возвращаясь к теме Новоалександровской промышленной зоны, Игорь Степанов, управляющий партнер юридической фирмы «Эберг, Степанов и партнеры», отметил:

— Это прекрасный пример того, как власть повернулась лицом к инвестору, создала ему достойные условия. То, что делалось раньше, выглядело совершенно по-другому. За последние 15 лет практики по сопровождению инвестпроектов мы видели, что, как правило, местная власть диктовала инвестору условия и говорила: а что ты сделаешь нам? Сейчас все иначе. В России создано 84 инвестиционные площадки — по числу субъектов Федерации, и каждая из них борется за национального и иностранного инвестора. И совершенствует местное, региональное инвестиционное законодательство.

Однако интерес региона к привлечению средств не должен ограничиваться поиском только крупных стратегических инвесторов, напомнили участники дискуссии. В конце концов, на рынке не так уж много «китов», к тому же за их внимание борются многие регионы-конкуренты. Пришла пора обратить внимание на средние и малые предприятия. И прежде всего на те, которые предлагают инновационные проекты.

Идеями богаты…

Рано или поздно власти придется заниматься строительством социального жилья, о недостаточном внимании к которому говорил министр Александр Кобзарь. И уже есть готовые проектные разработки, которые опробованы, признаны и отмечены дипломами. Например, ООО «Ростовагропромпроект», победитель регионального конкурса «Лучшая инновация», вывел на рынок новый продукт — проект низкобюджетного комфортабельного многоквартирного дома модульного типа.

— Эта разработка предназначена прежде всего для социального жилья, — объясняет заместитель директора по развитию проектного института «Ростовагропромпроект» Александр Стасюк. — Каждый квартирный модуль по своей общей площади точно соответствует социальной норме. Ведь сегодня муниципалитеты сильно переплачивают, покупая на вторичном рынке жилье для переселенцев или военнослужащих.

Либо предлагают гражданам доплатить из своего кармана за жилье большей площади. Потому что прежние серии многоквартирных домов строились с учетом совсем других норм. Наш проект позволяет на 30–40% снизить затраты заказчика и застройщика.

Другие участники дискуссии обратились к теме энергосберегающих технологий и оборудования, которые удешевляют затраты на эксплуатацию объектов.

— Мы разработали, запатентовали и производим энергосберегающие отопительные котлы, — сообщил Максим Гуляев, генеральный директор ООО «Донстрой». — Любые площади можем отопить, и это будет в три раза экономичнее, чем при использовании традиционных вариантов. Это особенно важно для социально значимых объектов.

Об опыте реконструкции отопительных систем в Словакии рассказал директор ростовского филиала ООО «ГЕРЦ Арматурен» Виктор Шальков:

— Экономия энергии при использовании нашего оборудования, оснащенного терморегуляторами, составляет 25%, срок окупаемости — три года.

— Я был на их заводе, — включился в разговор заместитель генерального директора управляющей компании «Ростовгорстрой» Александр Иванов. — Там 350 человек работают. И они обеспечивают 68 стран Европы и Азии. Мы применили их оборудование на строительстве театра. Хотели с ними сделать опытный проект жилого дома. Можно осуществить это в рамках ЧГП, на паритетных началах: например, мы делаем проект, они поставляют оборудование, а государство софинансирует…

— Берите шире, — посоветовал Владимир Киргинцев. — Почему бы на нашей территории не построить такой завод? Чтобы на месте производить оборудование.

…Порядка ж только нет

Классическое определение частно-государственного партнерства пришло к нам из Великобритании, где 30 лет назад Маргарет Тэтчер доверила бизнесу функции, имеющие общественную и социальную значимость, до тех пор исполнявшиеся исключительно государственными монополиями: снабжение домов электричеством и газом, строительство дорог. Притом основные фонды оставались в собственности государства. Британия до сих пор чемпион мира по количеству контрактов, попадающих в эту категорию.

Российская же национальная особенность такова, что именно в этих сферах деятельности ЧГП натыкается на самые большие препятствия. Основные причины, по мнению участников дискуссии, таковы: нестыковки в законах, несвоевременное бюджетное финансирование и банальное разгильдяйство (а как же без него?).

— Есть проблема гарантий возврата инвестиций, — отметил руководитель отдела анализа и экспертизы деятельности в сфере ЖКХ ООО «Траст-аудит» Андрей Вавилин. — В Жилищном кодексе не прописано, как должны возвращаться инвестзатраты, если произошла смена формы управления собственностью (например, была управляющая компания — стало ТСЖ). Кроме того, договоры с собственниками УК или ТСЖ составляют сами как умеют. Возникают юридические казусы. Нужны типовые формы, этим должно заняться государство. Нестабильное бюджетное финансирование, жесткие условия контрактов, отсталая система ценообразования в строительстве не позволяют, по общему мнению участников дискуссии, полноценно развиваться частно-государственному партнерству.

Петр Кулик, директор ДРСУ «Дон»:

— Государственный бизнес в ЧГП ничего не теряет. Потому что он еще при заключении контракта все переложил на плечи частного инвестора. К примеру, при долгосрочных контрактах есть «переходящие» объекты. Инфляция, стоимость материалов растут, а цена не меняется.

Александр Кобзарь:

— Сказывается отсталая система ценообразования в строительстве. Например, при переходе проекта на следующий год используются все расчетные коэффициенты предыдущего года. И они никогда не успевают за инфляцией и скачками цен на стройматериалы. Выход — надо переходить на ресурсный метод определения стоимости строительства. Мы сейчас создаем электронную базу данных о ценах на стройматериалы. Их динамику будет отслеживать новая структура, которую мы формируем, она же займется поиском основных поставщиков на территории РФ и за рубежом. Понимаю и возмущение по поводу нестабильного финансирования. Но областной бюджет долгов перед партнерами не имеет. Но из федерального центра за полгода мы не получили ни копейки. А ведь многие объекты финансируются пропорционально.

Игорь Степанов:

— Необходимо повысить ответственность подрядчиков за несвоевременное исполнение сроков по контрактам. В результате невозможно получить дополнительное финансирование из инвестфондов, проекты часто замораживаются. Недостаточно проработаны, на мой взгляд, условия выхода из проекта, инвестиционного соглашения.

Владимир Киргинцев:

— Прежде чем усилить ответственность подрядчиков, надо решить другие проблемы, о которых мы здесь говорили. А то мы так закрутили гайки, что ни один крупный подрядчик с бюджетом уже не работает. И крупные проектировщики предпочитают работать либо с частниками, либо на стороне, за пределами Ростовской области. Кроме бесконечных «кнутов», еще и о «прянике» надо подумать.

Логотип Вестник Строительство