Бережливого Киотский протокол бережет

Бережливого Киотский протокол бережет

Потенциал Киотского протокола в деле модернизации активов и энергосбережения на Дону — около 4 млрд. рублей

Такова оценка специалистов Центра энергосбережения и инновационных технологий Ростовской области, который занимается разработкой инвестиционных и энергосберегающих программ. По мнению руководителя Центра Анатолия Ковальчука, наиболее велики шансы привлечения инвестиций в промышленном, энергетическом секторе и сельском хозяйстве. Первый проект — на стадии подписания инвестсоглашения.

— Какие донские проекты в рамках Киотского протокола планируется реализовать центром энергосбережения и инновационных технологий Ростовской области в этом году?

— В июле 2008 г. планируется подписание инвестиционного контракта на реализацию проекта совместного осуществления (ПСО) «Модернизация системы теплоснабжения ОАО «Донэнерго» с компанией CARBON TRADE&FINANCE SICAR S.A. Реализация проекта предполагает снижение выбросов парниковых газов на 546,0 тыс. т СО2-экв, а сумма инвестиций от продажи квот порядка 140 млн. рублей. Срок действия проекта — 2005–2012 гг. В настоящее время проект проходит независимую экспертизу (детерминацию).

Центром разработано и оформлено проектное предложение «Модернизация систем энергоснабжения промышленного предприятия для ОАО «ГПЗ-1О» Ростова-на-Дону в соответствии с требованиями РКИК ООН. В настоящее время определяется круг потенциальных покупателей ЕСВ от реализации проекта.

В ближайшее время в портфеле проектов Центра появится большое количество проектов по применению возобновляемых видов энергии в агропромышленном комплексе региона. В настоящее время ведется активная работа с крупными птицекомплексами, свинокомплексами и комплексами КРС по утилизации их отходов с применением новейших технологий, в т.ч. и биогазовых с получением энергоресурсов.

Эти проекты наиболее привлекательны для инвестора, т. к. выбросы парниковых газов при утилизации отходов животноводства считаются климатически нейтральными, и доля карбонового финансирования составляет от 20–60% от стоимости проекта при сроке окупаемости от 1,5–4,5 лет. При внедрении таких технологий у сельхозпроизводителя появляется возможность нивелирования негативных последствий повышения цен на энергоносители.

Мы работаем не только с предприятиями Ростовской области, но и с предприятиями других регионов. Так, например, в Республике Калмыкия на КФК «Сарпинское» с руководителем хозяйства решаем вопрос автономного энергоснабжения с применением биогазовой установки.

— Известно, что не все проекты интересны инвесторам. Какие объемы сокращения эмиссии в рамках проекта экономически целесообразны? Какой объем инвестиций могли бы получить донские предприятия в ходе реализации проектов совместного осуществления до 2012 г.?

— Интересны инвесторам те проекты, которые приводят к сокращению выбросов парниковых газов от 25 000 т СО2-экв в год. Для инвестора важно, в какой стадии проект, в каком секторе экономики он реализуется, кто владелец проекта, критерии эффективности и дополнительности проекта, стоимость проекта. В совокупности все это влияет на решение инвестора как по масштабу проекта, так и по стоимости единицы сокращенных выбросов. Потенциал получения «карбонового» финансирования предприятиями промышленности, энергетики и сельского хозяйства составляет, по нашим расчетам, около 4 млрд. рублей.

— В рамках Киотского протокола, который действует с 2008-го по 2012 год, лимит сокращения выбросов углекислого газа для России — 300 млн. тонн. На энергетику приходится 205 млн. тонн, на промышленные процессы — 25, на сельское хозяйство — 30, на отходы — 15. на ваш взгляд, какие из указанных отраслей обладают самыми большими резервами по энергосбережению на юге России?

— На мой взгляд, наиболее велики шансы реализации ПСО в промышленном, энергетическом секторах и сельском хозяйстве. На промышленных и энергетических объектах постоянно ведутся реконструкции, модернизации технологических процессов и оборудования, а это приводит к сокращению потребления энергоресурсов и, следовательно, выбросов парниковых газов (ПГ).

— На территории России может быть реализован лишь один из двух механизмов реализации Киотского протокола — проекты совместного осуществления (прямая торговля квотами не получила распространения). В чем преимущества этого механизма? В чем его суть?

— Киотским протоколом предусмотрено три механизма углеродной торговли — ПСО, механизм чистого развития и международная торговля выбросами. ПСО позволяют развитым странам приобретать сокращения выбросов парниковых газов друг у друга, инвестируя в соответствующие проекты. По факту имеет место не столько совместное осуществление проектов, сколько купля-продажа сокращений выбросов, достигнутых в результате реализации проекта. То есть одна компания, допустим, ростовская, осуществляет проект, генерирующий сокращения выбросов, а затем продает (переуступает) достигнутые сокращения выбросов одному или нескольким покупателям (инвесторам) из Западной Европы, которые таким образом становятся соучастниками проекта.

Схема ПСО весьма привлекательна для российских компаний тем, что она дает возможность привлечь дополнительные иностранные инвестиции для повышения энергоэффективности производства взамен на единицы сокращения выбросов. Иностранные инвесторы охотно вкладывают средства в реализацию проектов на территории России, потому что это позволяет им достичь наибольшего снижения выбросов на единицу вложенных средств. Тем более что у российских предприятий из-за изношенности оборудования больше возможностей для повышения энергоэффективности производства и, как следствие, снижения выбросов, чем у западных.

Еще одним плюсом ПСО для России является то, что они не будут вытеснять другие инвестиции в энергоэффективность, а, наоборот, будут их дополнять.

Механизм чистого развития (МЧР) ничем по сути не отличается от ПСО, за исключением того, что проекты по сокращению выбросов ПГ реализуются в развивающихся странах.

Международная торговля выбросами представляет собой механизм перераспределения обязательств по ограничению и сокращению выбросов между развитыми странами в форме купли-продажи квот на выбросы ПГ. Для реализации данного механизма предложена особая схема, так называемая «схема зеленых инвестиций», которая предусматривает целевое использование средств, вырученных от продажи углеродных квот, на финансирование экологических проектов, и в первую очередь проектов по сокращению выбросов ПГ. Получается что-то вроде ПСО наоборот. Хотя не все так просто. В настоящее время этот механизм пока не действует. Впрочем, торговля выбросами вполне успешно работает в странах Евросоюза.

— Ранее вы отмечали, что нужно провести инвентаризацию выбросов парниковых газов по секторам экономики и промышленности, по территориям и объектам области. В какой стадии находится эта работа? Если эта работа не будет выполнена, это снизит шансы Ростовской области реализовать потенциал энергосбережения?

— Для проведения инвентаризации выбросов парниковых газов в области необходима заинтересованность органов исполнительной власти и административный рычаг с их стороны на предприятия и организации, а также финансовые средства для оценки углеродного потенциала и потенциала энергосбережения. В настоящее время проводится инвентаризация выбросов ПГ только по отдельным предприятиям, с которыми мы работаем, а в масштабах области нет. Отсутствие таких данных в регионе затрудняет выявление потенциальных владельцев проектов и формирование точной картины ситуации в Ростовской области в сфере энергоснабжения.

Логотип Вестник Строительство