Деньги в воду

Деньги в воду

Южнороссийскому водному хозяйству нужны серьезные проекты

Дефицит водных ресурсов в ЮФО, низкий объем инвестиций в основной капитал и текущие затраты на рациональное использование и охрану водных ресурсов самой энергоемкой отрасли промышленности (около 60% водопотребления РФ), изношенность объектов и сетей водоснабжения, неоправданно высокий уровень тарифов ЖКХ, низкое качество потребляемой населением питьевой воды — это основные проблемы водного хозяйства России. Понятно, что для их решения требуются серьезные вложения. Чтобы деньги пришли в отрасль, необходима госпрограмма с четкими и понятными правилами и единая тарифная политика в сфере водопользования.

В целом по России водопотребление составляет около 80 кубокилометров, на регионы ЮФО приходится 25 кубокилометров воды ежегодно. Южный федеральный округ недостаточно обеспечен местными водными ресурсами (58,9 куб.км/год, 100 мм/год на единицу площади). В самый многоводный год (1947 г.) водные ресурсы ЮФО возросли по отношению к средним на 32%, а в самый маловодный (1975 г.) уменьшились на 34%. В пересчете на каждого жителя (на территории Юга России проживают 23 млн. человек) потребление составляет 1100 кубометров. Этот показатель вдвое превышает среднероссийский.

По расчетам, на нужды южнороссийского ЖКХ расходуется немногим более одного кубокилометра воды — это не превышает 4–5% общего водопотребления. Основными потребителями являются предприятия промышленности и энергетики. Но проблема в том, что более половины забираемой воды теряется, не доходя до потребителей. Первая причина такой ситуации — ветхость водопроводных сетей. Износ канализационных систем в ЖКХ, по данным Росводресурсов, составляет в Калмыкии — 84%, в Дагестане — 83%, Кабардино-Балкарской Республике — 65%, Ставропольском, Краснодарском краях и Ростовской области — 62%.

По официальным данным, каждый четвертый литр воды уходит в никуда, фактическая цифра еще выше. Вторая причина — непродуманность экономической политики. Например, было бы логичнее учитывать не тот объем воды, который проходит на водозаборе, а тот, который дошел до конечного потребителя.

Еще одна проблема — качество воды, ее решение неразрывно связано с экономикой: чтобы пить чистую воду, нужны капитальные вложения. Кстати, ЮФО достаточно выгодно отличается от других российских регионов: здесь находится самая высокая гора Европы — Эльбрус, откуда в результате таяния ледников сбегает примерно 2 кубокилометра чистейшей воды. То есть потенциально каждый житель Юга России мог бы пользоваться самой чистой водой в мире, но для этого необходимо проложить водоводы.

Вопросы управления, использования и охраны водного фонда в России только на федеральном уровне осуществляют 17 министерств, агентств и служб, а министерства, занимающегося водным хозяйством (деятельность в сфере изучения, использования, охраны водных объектов, а также предотвращение и ликвидация негативного воздействия вод), так и нет. В результате получается, как в пословице: у семи нянек дитя без пригляда.

Водоемкость экономики страны в настоящее время крайне высокая. Ежегодное потребление свежей воды в России в 40 раз больше, чем в сумме всех остальных воспроизводимых и невоспроизводимых природных ресурсов. На каждый рубль ВВП (2008 г.) расходуется 2,25 кг воды и 14 грамм нефти (т.е. воды больше в 159 раз). При нынешних высоких ценах на нефть, когда стоимость 1 нефтяного барреля (примерно 159 литров) доходит до 145 долларов, т.е. стоимость 1 литра нефти приближается к одному доллару. В Европе стоимость качественной питьевой бутилированной воды уже составляет около 2 евро.

С 1 января 2007 года вступил в силу новый Водный кодекс. Документ оказался существенно недоработанным. Причем и научная общественность, и Союз водников России отмечали его минусы. Но кодекс все же был принят, теперь можно только отмечать возникающие нонсенсы. Например, обособленные водные объекты выставляются на продажу и приобретают частных собственников. При этом жители, прежде свободно пользовавшиеся водоемом, теперь даже подойти к берегу не могут: новый хозяин огородил его высоким забором.

Или взять плату за потребление воды крупными промышленными и энергетическими предприятиями: получая прибыли, за водопользование перечисляют копейки. Сравните: население оплачивает по 25 руб. за кубометр воды с человека. Налоговая ставка для предприятий, забирающих воду из поверхностных вод в бассейне Дона, составляет за 1 куб.м 0,39 руб., в бассейне Кубани — 0,48 руб. Доля расходов на водоохранные мероприятия и берегоукрепление в объеме капитальных вложений РАО «ЕЭС России» в 2004–2007 гг. составляла от 3 до 5%, а ведь ежегодное потребление составляет до 30 млрд. куб. м свежей воды (т.е. 50% использованной пресной воды в год РФ).

Следующий момент. Для наглядности рассмотрим его на примере Невинномысского канала. Ежегодно он забирает из реки Кубань 1,5–1,9 кубокилометра воды, водный налог за этот объем составляет более 800 млн. руб. Прежде половина этих денег оставалась в регионе, остальное перечислялось в федеральный бюджет. С 2006 года налог полностью перечисляется в федеральный центр, откуда на эксплуатацию канала возвращается чуть больше 10 млн. рублей. А ведь канал, отработавший уже 60 лет, требует значительных средств для поддержания его в рабочем состоянии.

Все эти нестыковки теперь заметны: в кодекс вносятся очередные поправки. Конечно, водному хозяйству необходимы серьезные проекты реконструкции и модернизации. Но в принятом трехлетнем бюджете средств, предназначенных отрасли, кот наплакал. Большая часть вложений перенесена на бюджеты муниципалитетов, у которых реально денег на эти цели нет. Службы системы водоснабжения сегодня живут за счет средств, которые платит население. Но это может решить вопросы водозабора, очистки воды или замены какого-то количества труб на отдельно взятом участке. Но при таком подходе чистой воды мы не получим. Нужна государственная программа до 2020 г. и стратегия развития водохозяйственного комплекса до 2050 г., четкие и понятные правила игры, тогда в отрасль придут частные инвесторы. Должно быть создано Министерство водного хозяйства РФ и приняты соответствующие законодательные акты, касающиеся крупных водопользователей.

Очень важно принятие единой региональной тарификационной политики. Недавно в одной из программ центрального телевидения обсуждались возможности воды как товара. Для Европы и всего мира уже давно стало логично и реально получать большие деньги от продажи воды. Россия, как одна из богатейших стран мира по водным ресурсам, (среднемноголетнее значение возобновляемых водных ресурсов (речного стока) на территории России составляет 4271 куб.км в год, или 30 тыс. тонн в год на человека, это 10% мирового речного стока, второе место после Бразилии — 5418 куб.км/год)), несомненно, должна на них зарабатывать. Для сравнения: в Туркмении, богатой нефтью и газом, на одного жителя приходится 305 куб.м речного стока. И мы неизбежно придем к тому, когда торговля российской водой на мировом рынке станет реальностью и вода будет давать доход не 14 млрд. руб. в год (таков объем налога, собираемого в бюджет за водопользование), а гораздо более значительные суммы.

Справка

Показатели водопользования в РФ свидетельствуют об экстенсивном развитии водохозяйственного комплекса. Водозабор из водных объектов снизился с 116,1 куб.км/год (1990 г.) до 79,5 куб.км/год (2007 г.), или на 36,6 куб. км/год (31,5%). Потери воды при транспортировке составили 8,4 куб. км/год (2007 г.). Доля загрязненных сточных вод в 2007 г. (17,7 куб. км/год) в общем объеме сброшенных сточных вод (52,2 куб. км/год) составляет 34%, т.е. на уровне 1990 г. (35%). Затраты из всех источников финансирования на охрану и рациональное использование водных ресурсов по отношению к валовому внутреннему продукту (ВВП) снижаются (в 2000 г. — 0,8%, в 2008 г. — 0,2%).

В развитых странах на природоохранные мероприятия выделяется 5–6% от ВВП. При финансировании природоохранных мероприятий в объеме 6% от ВВП выделение средств в 2008 году составило бы 2100 млрд. руб., в 2009 г. — 2381 млрд. руб., в 2010 г. — 2688 млрд. руб., таким образом, ухудшение природной среды можно свести к минимуму.

Комментарий

Виктор Шкура, кандидат технических наук, профессор, ректор ФГОУ ВПО «Новочеркасская государственная мелиоративная академия»:

— Проблема чистой воды для нас чрезвычайно остра. Водоканалы любого города поставляют потребителям чистую, по их понятиям, воду, но для этой «чистой» воды необходимо устанавливать по несколькo систем фильтров в каждом доме. То есть дополнительно к тратам за пользование водой водоканалам население оплачивает покупку фильтров и фильтрующих установок. И эти дополнительные расходы граждан никак не отражаются на производственной деятельности водоканала, никакой ответственности никто не несет. Отсюда понятно недовольство россиян постоянно растущими тарифами на воду и ее низким качеством.

Поэтому специальный технический регламент «О питьевой воде и питьевом водоснабжении», предложенный «Единой России», очень актуален. Вопрос в другом. Все требования в нашей стране по чистоте воды в реках, каналах и питьевом водоснабжении — одни из самых жестких в мире. Но особенность нашего менталитета в том, что никто эти требования не выполняет и никакой ответственности не несет.

Зарубежная практика определяет 500–600 показателей по качеству воды. Мы сегодня можем проверить 150–200 показателей по всякого рода загрязнителям. И это тоже очень высокий стандарт. Но наши граждане настолько законопослушны, что, потребляя то, что нельзя потреблять, особого возмущения не выказывают. Такой законодательный акт, как регламент, будет для граждан с активной жизненной позицией тем документом, который позволит предъявить претензии к тем или иным поставщикам воды.

Сегодня ситуация такова: регламент не получил широкого обсуждения в научной общественности. Он принят, и есть документально оформленное требование к нему. Но работать он начнет тогда, когда получит широкую известность в народе. А пока о его существовании знает очень ограниченный круг людей, в основном профессионалов.

Все остальные его просто не читали. Как вариант изменения ситуации — создание системы станций локальной очистки воды, если невозможно сохранить ее качество в грязных трубах водоводов. Нужно определить, кто должен создавать эти установки — потребители, поставщик, муниципалитет, отвечающий в целом за жизнедеятельность города, какая-то другая структура, или это будет совместное взаимодействие всех заинтересованных сторон? Потребитель должен иметь возможность выбирать: покупать самому фильтр или согласиться на станцию озоновой очистки для всего дома, жилищного товарищества. Условия финансирования могут быть определены по договоренности сторон на местах.

Следует обязательно помнить, что регламент может стать очередным неработающим законом, если мы не подумаем о сбалансированности требований и возможностей.

Логотип Вестник Строительство