Путь к спасению

Путь к спасению

Мелиоративно-рыбоходный канал, спроектированный ООО ПП «Каскад», откроет рыбе путь на нерест

Канал запроектирован в две нитки. В результате научно-исследовательских работ будут определены мероприятия, позволяющие эффективно пропустить рыбу на нерест, а также могут быть предложены конструктивные изменения.

На одной нитке проводить исследования малоэффективно, а на двух можно сравнить, какие мероприятия более приемлемы при строительстве рыбопропускных каналов.

С середины 50-х годов прошлого века наблюдается резкое падение запасов и улова донской рыбы, некогда прославившей наш край. В первую очередь это, увы, связано со строительством Цимлянской плотины, начавшей функционировать в 1951 г. Затем появились и другие гидроузлы, усугубившие положение, в частности Усть-Манычский, не имевший рыбоходного канала. Он отсекал огромную пойму Маныча, в котором раньше нерестилось 20-30% донской рыбы. А ведь из Маныча был огромный выход рыбы естественных нагулов, восполнявшей популяцию в реке Дон.

При естественном водном режиме Дона основные нерестилища полупроходных рыб располагались в нижнем течении реки. Большая часть производителей, совершающих миграцию, не поднималась по реке выше 120-150 км от устья. Особое значение для воспроизводства имели заливаемые в период весенних половодий низменные участки Аксайско-Донской, Манычской, Сусатско-Донской поймы реки, так называемые займища. В общей сложности ниже Кочетовского гидроузла площадь займищ, используемых полупроходными рыбами для нереста в весенний период, была порядка 200 тыс. га. Продолжительность залития водой этих участков в многоводные годы составляла до 120 суток (в среднем 50). Низкий горизонт поверхности займищ благоприятствовал их более раннему залитию, а длительный срок задержки прогретой на мелководьях воды способствовал не только массовому нересту производителей, но и развитию кормовой базы для молоди на всех этапах ее развития.

После ввода в действие Цимлянского гидроузла на Дону наступило радикальное преобразование речного стока. Объем весеннего стока (за период наблюдений с 1912 года) сократился с 17,2 до 8,3 км3, а его доля в годовом стоке уменьшилась на 30%.

— Поэтому нужен рыбоходный канал, который позволял бы пропустить рыбу в займище Маныча, где можно держать воды на нескольких десятках тысячах гектаров с регулируемым затоплением, — пояснил главный инженер проекта Александр Попов. — Для того чтобы воспроизводилась популяция рыбы, нужны хотя бы временные затопления один раз в четыре года, но полным объемом. Глобальное потепление — это реальность. Количество воды в Дону заметно сократилось. В 1994 году был последний паводок. А мы еще докатились до того, что в 90-е годы выловили все, что только можно. Тогда даже инспектора покупали сейнеры для ловли рыбы. И за один год угробили практически всю популяцию, сорвали цепочку. Сейчас даже если организовать паводок, то нет производителей, которые могли бы осуществить запланированный нерест. В 2004 году воду бросили, а рыбы не было. Вода прошла впустую. Поэтому сейчас необходимы мероприятия, которые бы обеспечили на этих остаточных водных ресурсах нерест рыбы.

— Вы считаете, что строительство рыбоходных каналов может изменить ситуацию?

— Да. За годы войны, когда был разрушен Кочетовский гидроузел, несмотря на то, что были бомбежки и Дон горел, рыбопродуктивность к 1945 году практически восстановилась. Поэтому сейчас наша задача за счет строительства гидротехнических сооружений и нерестилищ создать такие условия, чтобы в год было около 5-10 млрд мальков. Товарную рыбу мы разведем — с дикой рыбой сложнее. А ведь она всегда была у нас в изобилии. Вспомните, сколько народов вскормила донская земля! Биопродуктивность Азовского моря в сочетании с Доном уникальна — 55 кг рыбы с гектара! Это самая продуктивная водохозяйственная система в мире. Но человек своими необдуманными действиями, в первую очередь сооружениями, ее погубил.

По словам Александра Дмитриевича, Дон не имеет такого рыбохозяйственного значения, как Азовское море (наша река, как водоем, в 400 раз меньше). Но как место нерестилища потенциал Дона необычайно высок. Этому способствует целая совокупность природных факторов: высокая температура во время паводка — до +18-20 градусов, высокая степень затопляемости поймы, в результате чего мгновенно размножаются продукты питания для рыбы, так называемый фито- и биопланктон, а также минерализованная вода. Вот это сочетание и приводило к тому, что Дон был местом естественного нерестилища, а Азовское море — местом нагула.

— Мы здесь могли снимать по 300 тысяч тонн рыбы — 30% от всего производства рыбы в СССР, — продолжал рассказывать Александр Попов. — рыбоходные каналы тем лучше рыбопропускных сооружений, что рыба не проходит через руки, она независимо от человека поднимается на нерест. А на рыбопропускных сооружениях ее поднимают сетками, считают, сортируют, решают, какую выпустить, а какую нет. Любое вмешательство человека в естественные процессы пагубно. Сейчас нужны очень разумные мероприятия гидротехнического плана, большие капиталовложения и труд.

Губернатор области Владимир Чуб в одном выступлении сказал, что первый пароход, который пошел по реке Дон, наполовину убил рыбу. Он полностью прав. А сейчас сколько судов идет! Они эту воду взмучивают до такой степени, что ни одна икринка не проклюнется. Нужны тихие нерестилища — такие, как на реке Маныч. Тихих мест у нас достаточно, еще не охвачена река Калитва.

— Одним словом, есть надежда, что когда-то дон вновь может кишмя кишеть рыбой?

— Может, если приложить руки. Сама система уже не восстановится, ее надо спасать. Кстати, американцы раньше нас спохватились. В 1960 году у них реки были настолько загрязнены, что по ним прокатились пожары. Когда сгорели мосты, причалы, они вдруг очнулись и создали комплексную программу по спасению рек. Она им обошлась в 720 млрд долларов. Для примера: на Луну они слетали за 20 млрд. У них полностью перевернулось сознание и отношение к окружающей среде. Сейчас в США очень строгая система.

Даже удочкой нельзя ловить рыбу в неразрешенное время. Нельзя делать никаких ущербных для рыбы мероприятий. Они рыбу ловят и отпускают. В результате за 10-15 лет очистилась вода во всех реках и появился лосось. На границе с Канадой около 40 тысяч осетровых. Они их ловят, нормируют, втыкают в них капсулы, которые на спутники передают сигналы, и т.д. любители-рыболовы фиксируют, сколько раз был пойман тот или иной осетр. Охранными мероприятиями занялись сами рыбаки. Но нам до такого уровня сознания, увы, далеко.

Мы пока сделали лишь первый шаг на пути к большой цели. Строительство рыбоходного канала на Усть-Манычском гидроузле для Азовского моря и бассейна реки Дон — одно из первоочередных мероприятий по восстановлению и сохранению их природного потенциала. Следующий этап — строительство рыбоходного канала на Кочетовском гидроузле, который является самым большим препятствием для прохода рыбы в северский Донец и выше, к Цимлянскому гидроузлу.

344007 г. Ростов-на-Дону,
пр.
Нагибина, 14 а,
тел./факс: (863) 272-88-21,
272-88-58,
е-mail:
cascade_ltd@aaanet.ru

Логотип Вестник Строительство