Михаил Каменских: «Каждый транспортный объект, проходящий экспертизу, влияет на развитие экономики»

Михаил Каменских: «Каждый транспортный объект, проходящий экспертизу, влияет на развитие экономики»

Ежегодно в Главгосэкспертизу России поступают тысячи проектов, среди которых 30% — объекты транспортного и гидротехнического назначения

Это проекты разной сложности и масштаба: аэропорты, метрополитены, железные и автомобильные дороги. Курирует их Михаил Каменских, заместитель начальника Главгосэкспертизы России. «Вестник» расспросил его о наиболее значимых объектах современности, о роли заказчика в их успешной реализации в короткие сроки, а также о том, как удается добиться, чтобы все принятые проектные решения были эффективными. 

Михаил Николаевич, сейчас в стране идет немало масштабных строек: какие-то из них уже подходят к своему завершению, какие-то находятся на самом старте, а какие-­то проходят экспертизу. Если говорить о последних, то какие транспортные объекты, на ваш взгляд, можно считать наиболее значимыми? Чем они интересны?

Конечно, это Восточный полигон железных дорог. Фактически это строительство вторых путей, где-то двухпутные вставки для увеличения пропускной способности железных дорог на Восток. Сегодня происходит активное развитие в эту сторону, уделяется большое внимание созданию инфраструктуры на Дальнем Востоке.

Другой пример — большой объект, который уже близится к своему завершению, — трасса М-12. Основная часть прошла экспертизу еще в 2021 году, но по некоторым участкам мы завершаем экспертное сопровождение. Этот проект интересен тем, что 800 км автодороги проходит через территории с очень разными геологическими условиями. Например, ближе к Москве существует плотная застройка, ближе к Нижегородской области появляется карстовая опасность, которая потребовала определенных противокарстовых мероприятий. А на подходе к Волге появилась достаточно глубокая выемка, поэтому участок трассы надо было правильно запроектировать с учетом нормативных требований по уклонам.

Трасса М-12 интересна и уникальными искусственными сооружениями. В их числе вантовый мост через Оку, мост через Волгу. Последний — самый большой мост на данной трассе. Строится он в сжатые сроки. Или мост через Суру с 11 высокими опорами — третий по размеру после мостов через Волгу и Оку. И скорость строительства, и культура производства таких объектов очень высокая. Интересен и участок трассы М-12 Дюртюли — Ачит, который строится фактически с нуля.

Одним из значимых проектов, рассмотренных нашими экспертами, является космодром «Восточный».

Кроме того, сегодня активно развивается авиационная инфраструктура, появляются новые взлетно-посадочные полосы — в Архангельске, Махачкале, Грозном, Кемерове… В конце 2022 года положительные заключения получили взлетно-посадочная полоса и аэровокзальный комплекс в Благовещенске. Сейчас (декабрь 2023 года. — Прим. ред.) мы проводим повторную экспертизу по Магадану.

Такие проекты по-настоящему важны потому, что в Магадан, например, по суше почти полгода вообще не добраться. Постоянного автомобильного сообщения не существует, крупные реки встают, и связь с большой землей возможна только по зимникам или по воздуху. Появление аэровокзальных комплексов и взлетно-посадочных полос позволяет решить эту проблему и дает регионам возможность развиваться.

А что касается Ленского моста? Он должен стать ключевым звеном формирования эффективного транспортного узла на северо-востоке нашей страны. В сентябре в ПСД были внесены изменения. Что можете сказать про этот проект?

Я считаю этот объект очень важным, потому что Якутия — край богатый и своими полезными ископаемыми, и культурным наследием — тоже фактически полгода отрезана от федеральной дороги. И поэтому мост здесь нужен.

На данном объекте мне довелось побывать лично. Вместе с проектировщиками и заказчиками мы прошлись по территории, оценили ситуацию и пришли к выводу, что проект нужно оптимизировать. Нам удалось найти решения, от которых он по-настоящему выиграл. Одно из таких решений касалось, например, трассировки левобережного подхода. Это позволит не только построить мост и подходы к нему, но и обеспечит защиту с. Старая Табага от наводнений, которые ежегодно наносят ему большой урон. Что очень важно: благодаря найденным решениям мы сократили стоимость объекта и размеры бюджетных ассигнований, но ни в коем случае не потеряли в качестве.

Кстати, заказчик проекта активно участвовал во всех обсуждениях и был нацелен на положительный результат, благодаря чему нам удалось найти оптимальные решения.

На ваш взгляд, такое активное участие заказчика на этапе экспертизы — это гарантия успеха?

Могу совершенно точно сказать, что положительный результат в кратчайшие сроки возможен только в том случае, если заказчик вовлечен в процесс экспертизы, знает о каждом замечании и контролирует их устранение. А если он отстранен, то успех в деле почти невозможен.

Более того, я считаю, что в этом процессе должны быть задействованы все институты, региональные и федеральные власти. Когда их совместные условия направлены на реализацию проекта, тогда он и будет успешным. Это подтверждается опытом сложных, тяжелейших объектов, где заказчик постоянно держал ситуацию на контроле, отслеживал все изменения и выполнение любых замечаний, и такие проекты в итоге прошли экспертизу, а после были успешно реализованы в короткие сроки.

При таком подходе все принятые проектные решения оказываются эффективными, а этому моменту мы уделяем особое внимание. Важный для экспертизы вопрос — насколько правильно и эффективно расходуются бюджетные средства.

Как этого удается достичь?

Во-первых, сейчас по многим объектам мы стараемся обеспечить так называемый входной контроль документации. Когда проект заходит на экспертизу, мы проводим экспресс-оценку ПСД, проверяем, нет ли критичных замечаний. Благодаря этому на начальном этапе проектировщик и заказчик понимают, насколько документация готова к проведению экспертизы.

Другой важный момент, который способствует эффективности принятых решений и тому, чтобы сократить число отрицательных заключений, — это вопрос компетентности специалиста, который готовит ПСД, главного инженера проекта. Когда у него есть соответствующий опыт и он может увязать все разделы проектной документации, когда понимает, как все связано между собой и как должно работать, то шанс на успех очень велик. Поэтому работе с проектными институтами мы уделяем большое внимание. У нас есть понятие «экспертное сопровождение», которое проводится еще до основной экспертизы. Оно помогает проектировщикам принять правильные решения и учитывать все важные моменты.

С 1 сентября в силу вступил также целый ряд изменений, внесенных в нормативные акты, государственные стандарты и своды правил, применяемых при проектировании автомобильных дорог. Чего касаются эти изменения?

Сейчас изменения, которые вносятся в законодательство, в своем большинстве направлены на упрощение процедур принятия проектных решений. Документация дополняется также по мере разработки новых материалов и технологий строительства и в рамках гармонизации с национальными стандартами, в том числе технического регламента Таможенного союза «Безопасность автомобильных дорог». Рассчитываем на то, что уже в ближайшем будущем увидим положительные результаты таких законодательных решений.


Логотип Вестник Строительство