Наида Исматулаева: «Формирование комфортной городской среды» стало отдельным явлением и среди архитекторов, и среди горожан»

Наида Исматулаева: «Формирование комфортной городской среды» стало отдельным явлением и среди архитекторов, и среди горожан»

Инициаторами изменений, которые происходят в облике многих российских городов и сельских поселений, наряду с профессиональным сообществом являются жители.

17.08.2022

 О практиках благоустройства в тандеме с жителями — от локальных до масштабных, о тенденциях в выборе проектных решений и о пятилетнем юбилее федеральной программы «Формирование комфортной городской среды» мы поговорили с советником по градостроительству и архитектуре врио главы Тамбовской области Наидой Исматулаевой.

Наида, 5 лет назад стартовал федеральный проект благоустройства «Формирование комфортной городской среды». Чем он уже стал для городов и горожан?

Для жителей это эффективный инструмент прямо сейчас влиять на решения благоустройства, которые впоследствии будут реализованы в их городах, поселках, на их придомовых территориях. Я вижу, что за эти годы действия программы даже отъявленные пессимисты начинают видеть и осознавать: если задаться целью доказать в процессе тех же обсуждений проектов, что может быть иначе, что у нас другое мнение, то его голос услышат. Конечно, на старте программы были сложности, и сейчас, когда муниципалитет заходит впервые, они могут возникать. Опять же вопрос реализации проекта на практике уже в большей степени зависит от подрядчика. Но в целом за пять лет программы — из года в год — работа идет все лучше. И диалог всех заинтересованных сторон — от жителей до властей — становится более качественным и эффективным. В большей части жители понимают: «Формирование комфортной городской среды» — прекрасная возможность увидеть, как для них и благодаря их участию преобразовывается пространство.

А для архитекторов?

Это одна из больших креативных возможностей. Архитекторы со всей своей щепетильностью, внутренней целеус-
тремленностью имеют возможность довольно оперативно показать, как может преобразиться пространство благодаря их талантливым решениям. Находясь внутри архитектурного сообщества, я вижу, как они ждут объявления нового конкурса, с воодушевлением воспринимают информацию, что федеральная программа будет проводиться и в последующие годы. Мне кажется, «Формирование комфортной городской среды» стало каким-то отдельным движением, явлением и среди архитекторов, и среди горожан.

9_naida.jpg

Вовлечение жителей в обсуждение проектов, голосование за территории — особенность данной программы. До нее, мне кажется, не было столь масштабного охвата.

Да. Но при разговорах с жителями бывает, что встречаю опасение: я не архитектор, не урбанист, не представитель власти — разве могу вести диалог на равных профессиональных позициях? И в итоге остаются в стороне от выбора: не голосуют, не участвуют в обсуждениях. Как быть? Бояться не нужно. Подобный формат диалога на встрече с властями, с архитекторами — тот самый случай, когда можно смело на пальцах, на салфетке карандашом нарисовать свои идеи. Или еще проще — показать картинку. И сказать: пожалуйста, сделайте вот так. Это ведь диалог. Образы, вокруг которых будет все выстраиваться потом в проекте, ищутся совместно.

Кстати, жители ведь могут участвовать не только в выборе общегородских территорий благоустройства. Львиная доля проведенных работ приходится на придомовые территории. И здесь, наверное, проще?

Бывают и придомовые территории сложными и дорогостоящими. И знаете, я наблюдаю определенную тенденцию. Она косвенно, пожалуй, связана с вопросом эксплуатации благоустроенной придомовой территории (по закону жители МКД сами отвечают за эксплуатацию придомовой территории. — Прим. ред.). Например, жители хотят какую-то дорогостоящую игровую площадку за несколько миллионов рублей. Но одно дело — ее установить, поучаствовав один раз в программе. Другой вопрос — поддерживать ее в качественном состоянии из года в год. Это тоже серьезные финансовые затраты. И жители все чаще задаются вопросом: а кто это будет делать? И вот в связи с этим вижу с их стороны уже более осознанный подход к проектированию. Жильцы начинают больше обращать внимания на обустройство более сложными дорогостоящими объектами междворовых пространств. А у себя возле МКД голосуют за площадки для маленьких детей, установку лавочек, создание локаций для тихого отдыха для людей постарше. Конечно, радует и первое проявление — когда люди хотят видеть у себя на придомовой территории что-то яркое, сложное, дорогостоящее. Но не меньше радует и второй подход, когда люди более осознанно подходят к решениям вопросов благоустройства, более осознанно относятся к вопросам эксплуатации объектов в дальнейшем.

Наида, вас сложно назвать кабинетным работником. Постоянное движение, поездки по разным регионам, активные встречи с горожанами... Есть ли у вас те объекты, которые вас зацепили особо с точки зрения архитектурных решений или того, чем они становятся для людей?

За пять лет действия программы таких объектов создано немало. Но понимаете, все зависит не только от вкуса, но и от того, к чему ты сам внутренне устремлен. Меня покоряют больше такие архитектурные решения, которые внедряются в природу осторожно, с аккуратностью. То есть учитывая, что во главе стоит природа, а потом — человек с его желаниями провести время на этой территории. Так что мне близки пространства, в которых чувствуется масштаб, открытость. Как, например, парк «Кудыкина гора» в Липецкой области. Там природа и архитектура как раз вот таким образом бережно взаимодействуют. В парке недавно архитекторы из «Мегабудки» построили прекрасный ресторан как велком-зону. Так что чувство открытости, масштабности, близости природы там повсеместно.

Или вот еще пример. Не так давно смотрели один из дворов МКД в Подмосковье. Он прекрасно спроектирован моими коллегами. Но самое чудесное в нем — это заложенная идея. С чего все началось? Жители МКД обнаружили, что их территорию облюбовали бабочки. Очень редкий краснокнижный вид. Жильцы объединились с проектировщиками в работе над формированием благоустройства данной придомовой территории и подумали: каким образом во дворе посеять ту самую нужную среду, специальную флору для этих бабочек? Такой подход, такие проекты покоряют.

Еще интересно наблюдать, как при формировании комфортной городской среды работают с исторической самоидентичностью. Растет запрос на работу с орнаментами, художественными традиционными элементами для этих мест, старинным рисунком, какой-то легендой. Это находит отражение в проектах благоустройства в современном исполнении. И традиции сохранять старые объекты — какую-то мазанку с ее аутентичным полом, ставнями — тоже покоряют. И это на самом деле тоже дорогостоящий по производству процесс.

Особенно ярко этот запрос — работа с исторической самоидентичностью — наблюдаю сейчас в центральной полосе России. Я сама уроженка юга (Наида Исматулаева родилась в Родионово-Несветайском районе Ростовской области. — Прим. ред.). И в южных регионах, мне кажется, это меньше выражено. Наверное, потому, что у нас исторически яркие по колориту территории, много национального разнообразия, национального богатства. А в центральной полосе России ты все равно находишься в большей степени в состоянии доминирования одной культурной традиции. И здесь отчетливее чувствуется желание людей, даже когда речь идет о благоустройстве, погружаться в эту культурную традицию глубже и глубже, к своим историческим корням.

7_naida.jpg

Вы проводили в Тамбове «Городские практики». Что это за проект? Это тоже один из механизмов вовлечения, мотивации горожан качественно участвовать в формировании комфортной для жизни среды?

«Городские практики» — это тоже федеральный проект. Тамбов был первым городом, который его открывал. Дальше в него включилось еще несколько городов. Для его реализации мы собрали активистов, общественников, архитекторов. Коллеги из КБ «Стрелка» разослали специальные анкеты около 3500 человек — потенциальным участникам. Потом был комиссионный отбор. Мы изучали и анкеты, и мотивационные письма — почему тот или иной человек хочет принять участие в «Городских практиках». Отобрали 50 самых активных.

Что мы сделали все вместе? Под кураторством архитекторов горожане, участники проекта, провели на Ласковском карьере в Тамбове так называемый день урбанистических решений. Предварительно очистили территорию от мусора. А потом взяли палеты, стройматериалы, инструмент и пошли собирать у озера различные элементы для отдыха. Как традиционные (шезлонги), так и арт-предметы (мельницы и т.п.). Да, это временные элементы, не капитальное строительство. Но много классных вещей сделано активистами, которые теперь радуют жителей города.

Мы мощный отклик получили от тамбовчан. Представьте: ранее это место никогда никак не благоустраивали. И вот в соцсетях посыпались вопросы: кто эти люди? кто это сделал? почему раньше такого никогда не было? Мы потом за каждым благоустроенным местом на карьере закрепили наименование команд, указали, кто это делал, чтобы горожане знали своих героев. И понимали: это сделано руками тамбовчан. То есть таких же жителей, как и они, но не остающихся в стороне от вопросов благоустройства.

Авторы: Алла Ленько