Хайри Атак: «Нам нужно мыслить понятиями технологий, которые будут доступны через 20 лет»

Хайри Атак: «Нам нужно мыслить понятиями технологий, которые будут доступны через 20 лет»

Когда в поисковой строке любого браузера вбиваешь имя и фамилию Хайри Атак, на тебя тут же обрушивается масса заголовков, пестрящих информацией о том, что «архитектор спроектировал безумный отель, который свисает со скалы», «небоскреб в форме турбины вращается вместе с ветром и просто гипнотизирует». А когда смотришь на эти проекты, понимаешь: вот оно, будущее, уже наступило.

17.08.2022

С большим волнением я предвкушала интервью с турецким архитектором, проекты которого будоражат воображение и захватывают дух, и была приятно удивлена скромностью и немногословностью гения.

Советский детский писатель Николай Носов создал гениальный цикл сказочных произведений о Незнайке. В одном из них — «Незнайка в Солнечном городе» — автор еще более полувека назад предсказал появление вращающихся зданий. Он предсказал, а вы запроектировали башню Squall Tower в Дубае. Насколько я знаю, аналогов этому зданию, которое вращается вместе с ветром по всей своей высоте, нет во всем мире? В чем состоит идея этого небоскреба?

На самом деле у нас три проекта — небоскреб Squall Tower, отель на воде Eco-Floating Hotel и Cliff Concept Boutique Hotel, идея которых заключается в том, чтобы не бороться с природными условиями, а, наоборот, ориентироваться на экологическую архитектуру, использовать ветра, которые есть в некоторых регионах. Ведь при строительстве небоскребов самой сложной проблемой являются как раз-таки ветра, и всегда при возведении высотных зданий нужно гарантировать их устойчивость к ветровым нагрузкам. Но в проекте Squall Tower ветер нам на руку: наше здание не должно быть устойчивым, наоборот, оно должно вращаться вокруг своей оси. Конечно, я не хочу сказать, что абсолютно все ветра играют в нашу пользу. Для преобразования «неполезных» нам ветров мы будем использовать специальные технологии. Кстати, в наших проектах мы стараемся использовать такие решения, которые никогда ранее не применялись.

1_render_7-2048x1280.jpg

Еще одна очень интересная работа, о которой вы упомянули, — проект стеклянного бассейна над фьордом в Норвегии. Честно скажу: у меня сердце замирает от страха от ощущения разверстой пропасти под ногами из-за совершенно прозрачного дна...

Данный проект, Cliff Concept Boutique Hotel, вдохновлял нас на все остальные. При его создании мы учитывали главное стремление современных людей — получить новые впечатления, незабываемые эмоции. Эти самые впечатления может подарить им здание, расположенное на вершине крутого утеса, с бассейном над пропастью.

О том, что мы не ошиблись в предпочтениях людей, говорит тот факт, что ко мне уже обращаются напрямую, чтобы узнать, как забронировать места в этом отеле, хотя он еще даже не построен. Вот такая интересная история…

2_концепт отель на воде Eco-Floating Hotel1.jpg

Хотелось бы поговорить об архитектурных особенностях ваших зданий. Каждое из них абсолютно не похоже ни на что созданное ранее. Где вы черпаете идеи? Кто является вашим вдохновителем?

Главный мой вдохновитель — Заха Хадид (ирако-британский архитектор и дизайнер арабского происхождения, представительница деконструктивизма, ставшая в 2004 году первой в истории женщиной, награжденной Притцкеровской премией. — Прим. ред.), которой, к сожалению, уже нет с нами. Когда я смотрю на ее проекты, понимаю: вот как должен выглядеть город будущего.

А каким должен быть город будущего? Он должен полностью состоять из футуристических зданий либо необходимо сохранять исторические кварталы?

Здесь подход должен меняться в зависимости от того, какой это город. Если брать исторические города наподобие Рима и Барселоны, мы, конечно, должны гармонично вписывать новые здания в историческую среду. А если, например, говорить о Екатеринбурге, то здесь уже меньше исторических зданий, а значит, можно шире развернуться в плане футуристической архитектуры.

В одном из интервью вы сказали о том, что «не все проекты мы создаем с мыслью — это должно быть построено. Для нас это схоже с процессом работы художника над картиной». Это очень необычная позиция. Наверняка ведь хочется, чтобы ваши проекты из красивых картинок стали реальными объектами. Как вы считаете, те проекты, которые вы разработали, будут реализованы?

Я бы на этот вопрос так ответил: с одной стороны, мы дизайнеры, а с другой — художники. И во всем, что мы создаем, хочется использовать все наши способности — отработать идею и с точки зрения реализуемости, и с точки зрения нашего творческого потенциала. И, конечно, важно здесь разрабатывать проекты досконально, чтобы их можно было реализовать. Мы часто слышим, что наши проекты выглядят нереальными. Но мы хотим, чтобы они были воплощены в жизнь.

Должен отметить, что не все наши проекты футуристические. Hayri Atak Architectural Design Studio работает и с более традиционным вещами. Однако в них мы не можем полностью самовыразиться. Только футуристические проекты позволяют нам проявлять творческую жилку.

3_parametric-cliff-hotel-design-1.jpg

Планируете ли вы работать в России? Возможно, есть какие-то конкретные города, в которых вы хотели бы увидеть свои проекты?

Надеюсь, мы будем работать в России. В первую очередь хотелось бы создать проекты для Санкт-Петербурга, Москвы, может быть, еще для Екатеринбурга.

Как вам кажется, насколько эти города потенциально подходят для того, чтобы внедрять в них футуристическую архитектуру?

Хочу пояснить, что в нашу концепцию не входит создание только футуристических зданий. Для меня будет достаточно, если наш проект здания будет отличным от остального окружения. Здесь скорее встает вопрос понятийный. Что такое футуристическое здание? Футуристическое — не означает, что здание обязательно выглядит как элемент из будущего. Оно может быть футуристическим благодаря, например, открытию какого-либо экологичного материала, который ранее не применялся. И мы с помощью этого материала можем изготовить, скажем, необычное остекление.

Сейчас приведу пример. Вы смотрели кинофильм «Назад в будущее»? Там такой момент есть, когда человек, надевая обувь, завязывает ее, не прикасаясь к ногам. Это действие, совершенно невозможное в прошлом. 10 лет назад была произведена попытка создать обувь, которая распознает форму ноги и самостоятельно на ней фиксируется. Но тогда это оказалась нереальным, так как размер батареек был слишком большим, а вот пять лет назад батарейки уменьшились с сохранением необходимой мощности, и стало возможным реализовать такую новацию. Таким образом, то, что еще 40 и даже 10 лет назад считалось футуризмом, сегодня уже реальность.

Или еще пример. Раньше не было возможности выполнять балки перекрытий длиной более 5-8 метров. А сегодня их размер достигает уже 30 метров. И это открывает новые перспективы перед архитекторами и строителями. Поэтому я думаю, что понятие футуризма объясняется прежде всего технологическими возможностями.

Часто люди, гладя на наши проекты, говорят «невозможно», потому что они это перекладывают на возможности технологий сегодняшнего дня. То, что мы задумываем сегодня, технически иногда пока невозможно реализовать. Но через какие-нибудь 20 лет это будет уже действительностью, которую можно будет легко воплотить. Если же мы будем концентрироваться на возможностях, доступных нам сегодня, то мы не будем двигаться в разработке проектов. Мыслить нужно понятиями технологий, которые будут разработаны через 20 лет.

Я правильно понимаю, что ваши проекты, о которых мы сегодня говорили, технологически пока нереально воплотить?

Нет, все они сегодня выполнимы. Современные технологии позволяют нам даже в космос летать. И те технологии, которые мы закладываем в строительство наших проектов, позволяют их реализовать.

Продолжая тему технологического развития, хочу задать еще один вопрос. Один из архитекторов сказал, что технологии развиваются настолько высокими темпами, что многие специалисты, в том числе архитекторы, скоро станут не нужны. Как вы считаете, действительно ли когда-нибудь, через 10 или через 100 лет, архитектор как профессионал будет просто не нужным рынку?

Я, наверное, могу ответить на этот вопрос таким примером. Есть разные машины: есть «Феррари», а есть «Бугатти». «Бугатти» стоит в 20 раз дороже «Феррари». Но «Бугатти» собрана вручную, а «Феррари» промышленным способом. Всегда будет спрос и на ту, и на другую модель. Вопрос только в том, что ищет человек. Так же, как можно купить картину любого малоизвестного автора, а можно приобрести шедевр Леонардо да Винчи. Это будут разные произведения искусства, правильно? Поэтому я думаю, что и в будущем искусство будет цениться. По крайней мере я на это надеюсь.

Насколько я знаю, ваша жизнь не всегда была связана с архитектурой. Как вы приняли решение перейти в эту сферу? Что для вас работа?

В школе я совершенно точно не планировал стать архитектором. Сначала я хотел заняться интерьером, а уже потом мне стала интересна архитектура зданий. Думаю, у меня просто природа такая: я хочу создавать что-то новое, что-то в этот мир привносить — какие-то творческие объекты. Это то, чем мне хочется заниматься. А человек, который занимается своей работой с любовью и удовольствием, по сути уже не работает. То, что я делаю, мне по сердцу, для меня это любовь.

Досье

Хайри Атак — архитектор, дизайнер интерьеров и преподаватель в сфере урбанистики. Живет и работает в Турции. Окончил факультет архитектуры интерьеров Технического университета Стамбула и изучал архитектуру в Обернском университете. Получил степень магистра в Техническом университете Стамбула по специальности «Проектирование фасадов и технологии» и дополнительное образование «Архитектура и дизайн отелей» в Новой академии изящных искусств (Милан). В 2017 году основал студию архитектурного дизайна Hayri Atak Architectural Design Studio (HAADS). Удостоен множества наград международных конкурсов.

Благодарим за содействие в организации интервью PR-службу выставки и форума 100+ TechnoBuild.

Авторы: Елена Серегина