Михаил Посохин: «В отечественной архитектуре много примеров, позволяющих поставить ее в один ряд с выдающимися достижениями мирового зодчества»

Михаил Посохин: «В отечественной архитектуре много примеров, позволяющих поставить ее в один ряд с выдающимися достижениями мирового зодчества»

Русские города характерны тем, что в своей исторической части они все без исключения являются шедеврами зодчества

Перечисление уникальных архитектурных сооружений нашей страны может занять даже не один час. Таким мнением в рамках проекта «О чем говорят здания» поделился президент НОПРИЗ, руководитель комиссии по саморегулированию Общественного совета при Минстрое России, народный архитектор, академик, вице-президент академии художеств Михаил Посохин.


Михаил Михайлович, какие исторические здания, на ваш взгляд, являются гордостью и украшением страны? Оцените работу, которая проводится сегодня для сохранения архитектурного наследия. И как вы считаете, что необходимо предпринять, чтобы еще не одно поколение могло любоваться созданными в прошлых веках шедеврами архитектуры?

Прежде всего мы должны обращать внимание на наше историческое наследие. Оно столь богато, что можно найти объекты, которые по значимости находятся на одном уровне с памятниками мировой архитектуры. Например, храм Вознесения Господня в Коломенском — шедевр мирового значения, ансамбли Кремля, возникшие позже ансамбли Санкт-Петербурга. С точки зрения истории предлагаю обратить внимание на церковь Покрова-на-Нерли в поселке Боголюбово под Владимиром, на Суздаль — целый город как жемчужина, на Кижи и так далее. Перечисление займет не один час, потому что распространяется и на другие города России, ранее считавшиеся провинциальными, а теперь ставшие развитыми городскими образованиями.

Русь велика. И на Руси есть и уникальное деревянное зодчество, в основном характерное для севера, и каменное зодчество. У нас достаточно много примеров, на которых можно дальше развивать отечественную архитектуру, ставшую в один ряд с выдающимися достижениями мирового зодчества. Надо это признавать! А не думать, что мы все время находимся в каком-то согбенном состоянии, кого-то догоняем. Нет. Надо смотреть на наш круг созидателей и отдавать им должное.

А, чтобы будущие поколения могли увидеть памятники архитектуры, шедевры надо охранять. Главное, чтобы не вернулось то время, когда без разбора, по идеологическим соображениям уничтожались замечательные исторические памятники, в основном церковного зодчества. Соответствующие законы принимаются. Мы, общественность, должны контролировать те процессы, которые происходят при новом строительстве, чтобы закон не был нарушен.


Знаю, что в силу профессиональной деятельности вы много путешествуете по стране. Наверняка, постоянно открываете для себя какие-то новые архитектурные шедевры как прошлых веков, так и современности. Какие из современных зданий вас привлекают?

Шедевр — обязывающее слово. Взгляд на такой объект у каждого человека свой. Не всегда подлинный шедевр доставляет удовольствие либо обладает особой характеристикой. А вот русские города тем и характерны, что в своей исторической части они все являются шедеврами зодчества. Не только как отдельные здания, но и по комплексному восприятию построек и тех «кремлей», которые формировали «детинец» каждого города.

Особенность в том, что Россия — страна рек. По ним шло все сообщение, ведь дорог практически не было. Поэтому вид каждого старинного города формировался с реки — преимущественной точки восприятия.

На современном этапе с речными фасадами городов сделано много того, чего не хотелось бы видеть. А именно — построены здания, диссонирующие с историческими памятниками. И все равно видовые характеристики у нас преобладают. Не говоря уже о целых комплексах типа Соловецкого монастыря, Валаама, Кирилло-Белозерского монастыря и других шедевров русского зодчества…

Можете назвать свой любимый город?

Вопрос немного схоластический. Для того чтобы любить город, надо в нем жить. Поскольку я родился, вырос и работал в Москве, я и люблю прежде всего ее. Но с точки зрения учебника архитектуры первое место занимает Санкт-Петербург.


А какое здание можно назвать самым любимым?

Как архитектор, я нахожу в каждом объекте определенные плюсы: то, чему ты можешь научиться, или то, к чему ты относишься достаточно спокойно. Таких объектов много. И они действительно разбросаны по всей стране.

У нас архитектура достаточно разнообразна. Есть древняя — относительно возраста нашей страны — в Великом Новгороде, Пскове и так далее. Есть Санкт-Петербург. Между ними — дистанция, пусть и не такая большая по историческим меркам. Но это совершенно разные школы зодчества. Хотя архитекторы, даже иностранные, которые работали в Санкт-Петербурге, впитали большую часть русской исторической традиции.


Какой из запроектированных вами объектов вам больше всего нравится?

Это очень сложный вопрос. Я вообще своей жизнью как архитектора очень доволен и благодарен судьбе за то, что она дала мне возможность и счастье работать над многими очень интересными и значимыми объектами. Мною реализовано около 100 проектов. Если все разделить, условно говоря, пополам, то это объекты современные, отвечающие потребностям современной жизни, и объекты исторического наследия, которые я восстанавливал практически с нуля.

К историческому наследию относятся уникальные объекты, которые мне, как архитектору, были ниспосланы судьбой, — храм Христа Спасителя в Москве и воссоздание ансамбля Царицыно. Это два грандиозных объекта, которые являются очень важными этапами в профессиональной жизни. Уже этого могло быть достаточно для любого архитектора. Но у меня есть еще такая замечательная работа, как воссоздание храма в Кронштадте: сначала восстановили сам собор (Морской Никольский — прим. ред.), потом — его интерьеры. Еще воссоздание Манежа после страшного пожара, когда и конструкции, и стены потеряли прочность.

С другой стороны, я проектировал ряд современных объектов в Москве: башню «Меркурий» в Москва-Сити, жилые дома в Оружейном переулке, на Грузинской улице, бизнес-центр «Лотте Плаза» на пересечении Калининского проспекта или Нового Арбата. Что касается последнего объекта, я очень доволен тем, как удалось вписать его в существующую среду.

Вопрос гармоничного встраивания современных зданий в существующую историческую застройку очень важен для нашей страны. Какой наиболее яркий пример бережного сохранения среды вы можете привести?

Довольно сложный вопрос вы задали. У нас были разные периоды различного отношения к исторической застройке. Больше, к сожалению, скорее негативных примеров, чем позитивных. Пожалуй, Санкт-Петербург является наиболее ярким примером, где все новые здания построены с учетом масштаба города и никоим образом не влияют на историческую часть.


Какие градостроительные решения сегодня являются приоритетными при развитии городов? В одном из интервью нашему изданию вы говорили, что это, с одной стороны, формирование агломераций, а с другой — необходимость развития малых городов. Как на сегодняшний день вы оцениваете процессы, происходящие в этих направлениях?

Эти процессы идут непрерывно и одновременно. С одной стороны, создание агломераций — неизбежный процесс, который происходит во всем мире. Фактически его движущей силой являются экономические факторы и возможности, которые сегодня дает так называемая цифровизация.

С другой стороны, для нашей страны характерно колоссальное количество малонаселенных территорий из-за гигантской нехватки населения. Исходя из площади территории нашей страны, его должно быть где-то пятьсот млн человек (а по последним данным Росстата, насчитывается менее 150 млн). В связи с этим отдельные архитекторы, градостроители, а также правительство и президент России неоднократно обращали внимание на то, что необходимо поддерживать малые города и поселения, всячески спонсировать развитие восточных регионов, территорий от Урала до Камчатки.

Таким образом, налицо две тенденции. Одна — размножение агломераций с ядрами в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и ряде других точек концентрации производства и перемещение туда масс трудового населения (исключение — наукоград Кольцово в Новосибирской агломерации, рядом с Академгородком, где созданы такие условия для молодых, что они оттуда не уезжают). Вторая тенденция — сохранение малых городов и формирование вокруг них базиса культуры, сельскохозяйственного производства и так далее. В этом случае надо разрабатывать и поддерживать программы развития Камчатки, Сахалина, дальневосточных территорий.


Неплохим инструментом повышения привлекательности небольших территорий является Всероссийский конкурс формирования комфортной городской среды, особенно для малых городов. Их местные жители говорят, что появление современных общественных пространств и приведение в порядок заброшенных парков повышает привлекательность населенных пунктов, в которых они живут.

Вы совершенно правы. Сегодня зачастую в малых городах люди вполне удовлетворены своими жилищными условиями и заработной платой. Поэтому решающую роль приобретают спорт и отдых, создание комфортной городской среды, благоприятных условий для воспитания детей, интеллектуальных условий для развития взрослых жителей.

Путешествуя по стране, я видел большие изменения, произошедшие за короткое время. За неполные два месяца побывал в командировках в Архангельске, Саратове, Казани, Волгограде, Ульяновске. Во всех этих городах идет большая работа над общественными пространствами, включая как дворовые территории, так и крупные общественные комплексы, связанные с устройством набережных рек. Эта работа ведется достаточно эффективно и качественно преображает российские города.


Одна из актуальных тем — поднятие престижа профессии архитектора. На ваш взгляд, насколько важно вести эту работу? Как сделать привлекательной для молодежи эту профессию?

Профессия архитектора и так притягательна для молодых. В отличие от строительных вузов, в архитектурные, особенно на магистратуру, очень большие конкурсы. Молодежь активно включается в эту профессию.

Другое дело — качество образования. Оно, естественно, должно соответствовать сегодняшнему дню. Учащиеся должны больше получать, как раньше говорили, производственной практики и начинать ее как можно раньше.

Один из путей, которые для этого предлагаются, — создание проектных бюро при вузах. Студенты могли бы под руководством педагогов, опытных практиков трудиться над конкретными проектами, зарабатывая себе стаж, опыт и деньги.

Это, как мне кажется, один из магистральных путей, которые надо реализовать в образовании. Не могу сказать, что это легко сделать. Но, перемещаясь по стране, я убедился, что во многих университетах, в том числе в Новосибирске, Волгограде, процесс уже пошел.

Текст: Наталья Гончарова

Фото: архив героя


Это проект Отраслевого журнала «Вестник» «О чём говорят здания»: об архитектурном наследии России. Проект создан при поддержке Министерства строительства и ЖКХ РФ. 

Логотип Вестник Строительство