Наталия Климова: «В каждом городе России есть своя изюминка»

Наталия Климова: «В каждом городе России есть своя изюминка»

Уникальность любого места — в особом симбиозе истории, природы и архитектуры

Символом Совета главных архитекторов субъектов РФ и муниципальных образований является Кентавр, олицетворяющий двойственную суть главного архитектора — одновременно и чиновника, и творца. Награду совета — знак с изображением этого мифологического существа — получают главные архитекторы регионов и муниципальных образований со стажем в должности не менее 5 лет, а статуэтку вручают видным деятелям архитектуры, градостроительства, строительства, главам городов и регионов, учебных и научных организаций, внесшим значительный вклад в развитие этих сфер деятельности. О том, как создавалась организация, на протяжении почти четверти века объединяющая главных архитекторов России, и какие задачи решает сегодня, мы поговорили с руководителем оргкомитета Совета главных архитекторов субъектов РФ и муниципальных образований, советником президента РААСН Наталией Климовой.


Наталия Александровна, расскажите, как появилась идея создания совета, который является сегодня одним из самых уважаемых профессиональных объединений страны.

Мысль о создании Совета главных архитекторов появилась еще в 1988 году. Однако понадобилось целых десять лет, чтобы идея, витавшая в воздухе, воплотилась в жизнь. Инициатором образования совета была группа профессионалов во главе с Сергеем Ивановичем Соколовым, бывшим главным архитектором тогда еще Ленинграда. Именно он с самого первого дня создания совета пытался убедить Александра Викторовича Кузьмина, который в то время занимал пост главного архитектора Москвы, в необходимости такой организации. Удалось ему это не сразу. Зато в течение многих лет, которые Александр Викторович возглавлял совет (а это фактически 21 год — до дня своего ухода в 2019 году), он ни разу не пожалел о своем выборе. Как не пожалели о нем и все члены нашего совета: Александр Викторович был душой организации, ее настоящим главой и лидером.

Сегодня возглавляет совет дочь Александра Викторовича — Александра Кузьмина, главный архитектор Московской области. Под ее руководством мы дважды в год продолжаем собираться в разных городах нашей необъятной страны. Сравнительно недавно, в июне, у нас прошло юбилейное, 50-е заседание совета, где ему было присвоено имя Александра Викторовича Кузьмина. А в следующем году нас ждет еще одна значимая дата — 25-летие совета.

Кстати, этот год юбилейный и для Российской академии архитектуры и строительных наук, которой исполняется 30 лет. А еще на днях в 30-й раз прошел международный архитектурный фестиваль «Зодчество». Поэтому 2022 год можно назвать знаковым для всех архитекторов страны.


Какие задачи решает совет сегодня?

Александр Викторович Кузьмин говорил, что в градостроительстве нельзя тиражировать плюсы: для каждого региона в силу сложившейся ментальности, экономических и географических особенностей плюсы свои, а вот минусы общие. Дело в том, что у нас очень большая страна с разными по климату и географии территориями. И практическое применение градостроительного законодательства разительно отличается в зависимости от конкретного места. Тем более что градостроительные вопросы во многом находятся в ведении регионов, а какие-то вопросы, например благоустройства, переданы на уровень муниципалитетов. Поэтому региональная специфика очень важна, и обмен опытом для решения общих вопросов — одно из ключевых направлений деятельности совета.

Важной задачей совета является также формирование предложений для их дальнейшего продвижения с точки зрения корректировки и оптимизации градостроительного законодательства.

Кроме того, в самом совете складывается дружеская атмосфера — многие архитекторы общаются на протяжении десятков лет. А формирование таких связей тоже, согласитесь, немаловажный момент. Хорошо, когда ты можешь обмениваться опытом с коллегами, получать новую информацию от братьев по цеху, общаясь не только с отечественными архитекторами, но и с представителями стран СНГ. Кстати, на протяжении ряда лет специально для участия в заседаниях к нам приезжают главные архитекторы из городов Белоруссии, Армении и других стран.

Если подводить итоги деятельности совета за прошедшие годы, какие успехи вы бы отметили в первую очередь? А что пока не удалось сделать?

Начну с последнего вопроса. Самое главное, чего, к сожалению, пока не удалось добиться, — формирования общей структуры органов архитектуры и градостроительства с четким описанием функционала. На самом деле функции, которые выполняют главные архитекторы даже примерно в одного уровня муниципалитетах или регионах, очень разнятся. Например, в одном субъекте главный архитектор отвечает за визуальную часть, то есть за красоту, и этим его функции ограничиваются, а в другом — перед ним стоят серьезные градостроительные задачи.

Одним из позитивных моментов прошлых лет я считаю данную после Госсовета в 2016 году рекомендацию нашего президента усилить роль главных архитекторов, подчинив их напрямую главам регионов. Другое дело, что ряд регионов своеобразно решил эту задачу, и в некоторых из них должность главного архитектора на сегодняшний день вообще отсутствует, как, например, во Владимирской области. Мы проводили исследование, касающееся того, как звучит должность главного архитектора в разных уголках страны. И знаете, к какому выводу пришли? Главный архитектор у нас как только не называется — начиная от министра строительства, выполняющего функции главного архитектора по умолчанию, и заканчивая замом начальника управления в структуре регионального Минстроя.

Еще раз повторюсь: самое главное, что пока не удалось решить, — создать более-менее единую структуру органов архитектуры и градостроительства. Именно поэтому постоянно идет работа по закону «Об архитектурной деятельности», который пока не принят в новой редакции и который все архитектурное сообщество очень ждет.

Хороший шаг, сделанный в этом году, связан с продлением срока возможности согласования архитектурно-градостроительного облика. Это направление планировалось изначально совсем убрать из перечня процедур, но архитектурное сообщество смогло объяснить необходимость его сохранения. Возможность со стороны профессионалов влиять на архитектурный облик наших городов важна в первую очередь для недопущения каких-то однозначно одиозных решений, особенно на центральных магистралях и в городах с исторической составляющей. Другое дело, что процедура не должна вторгаться в творческий процесс и не должна иметь коррупционной составляющей. Так что это вопрос, прямо скажем, непростой. Однако, несмотря на это, мы надеемся, что и после 1 марта 2023 года (а именно до этого периода продлен срок действия документа) в какой-то форме согласование архитектурно-градостроительного облика сохранится не только в городах федерального значения — Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе (как это планируется в перспективе), но и на других территориях.

Я так понимаю, все эти вопросы поднимаются в рамках встреч совета. Расскажите, как определяется актуальная повестка? И какой была тема прошедшего недавно заседания?

Когда мы формируем тему заседания, прежде всего смотрим на то, какие тенденции наблюдаются в архитектуре и градостроительстве и что волнует наших граждан. Немаловажно, что совет действует под эгидой Российской академии архитектуры и строительных наук и Союза архитекторов России. Поэтому мы знаем позицию научного сообщества и изучаем не только российские, но и мировые тренды в строительстве и архитектуре. И конечно, самое главное, смотрим опыт тех регионов, где главные архитекторы стараются привнести в развитие территорий какие-то интересные кейсы.

При этом во главу угла ставится понимание, что наша страна очень богата архитектурным наследием и важно сохранять многовековые традиции. В этом году совет проходил в Калуге — городе с большой исторической составляющей и одновременно являющимся колыбелью космонавтики, городе с уникальным сочетанием традиций прошлого и будущего. Поэтому и тема звучала так: «Традиции прошлого и технологии будущего — синергетический эффект для комфортной современной среды». Именно об этом, собственно, и был разговор. В частности, речь шла об этажности застройки. Ведь, с одной стороны, в крупных городах идет явная тенденция к повышению этажности (это в том числе связано со стоимостью земли и развитием технологий), а с другой, наблюдается большое стремление людей, учитывая ситуацию с пандемией, жить в собственном доме, то есть идет развитие малоэтажного строительства. В рамках совета состоялась оживленная дискуссия о том, как в застройке городов органично соединить эти две разнонаправленные тенденции.

Еще одна важная тема, поднимавшаяся в рамках совета, — подготовка специалистов (молодых архитекторов, архитекторов-градостроителей), а также повышение квалификации уже действующих главных архитекторов. Этот вопрос приобретает в последнее время особую остроту в связи с дискуссиями о перспективах дальнейшего развития нашей системы образования в целом.

Ранее вы затронули один из самых обсуждаемых вопросов последних десятилетий, касающийся необходимости повышения роли главных архитекторов. Почему это необходимо?

В настоящее время в законодательстве программа социально-экономического развития первична по отношению к плану градостроительного развития. Но в то же время все планы по социально-экономическому развитию не висят в воздухе, они должны ложиться на территорию с учетом климатических и иных особенностей. Например, можно ли в Сибири вырастить ананас? Можно. Другой вопрос — нужно ли это нам в промышленном масштабе? Всегда нужно соизмерять усилия и результат.

При этом градостроительство не простая наука, не у каждого есть время в эту науку вникать. А вникать нужно. Прежде всего потому, что мы видим, как меняется климат, сколько происходит стихийных бедствий — пожаров, наводнений. Конечно, стихия есть стихия. Но многие мероприятия могут быть решены именно в градостроительной сфере. Сейчас, например, много вопросов у главных архитекторов связано с грамотным развитием территорий вечной мерзлоты. Нам кажется, что это где-то далеко, на Крайнем Севере, но забываем при этом, что около двух третей страны у нас находится в зоне с многолетнемерзлыми грунтами. Во многих регионах существуют также зоны подтоплений и затоплений. Соответственно, возникает вопрос: какие мероприятия можно провести для предотвращения чрезвычайных ситуаций.

Только повысив роль и значимость градостроительного развития, проработав отраслевое законодательство в соответствии с реалиями сегодняшнего дня, обратив внимание на вопросы системы расселения, разработав единую структуру органов в сфере архитектуры и градостроительства, можно решить в том числе и вопросы эффективного социально-экономического развития.

2022 год в России объявлен Годом культурного наследия народов России. Какие примеры бережного сохранения архитектурного наследия прошлых веков и создания новых архитектурных шедевров вам запомнились больше всего?

Должна отметить, что, куда бы ты ни приехал (а благодаря совету я уже давно являюсь поклонником путешествий по нашей стране), абсолютно в любом регионе, в каждом городе есть своя изюминка. Не буду далеко ходить и возьму нашу недавнюю поездку в Калугу, где в прошлом году к 650-летию города была запущена вторая очередь музея истории космонавтики. Это потрясающее сооружение, органично объединенное с первой очередью — зданием 1967 года постройки. Или еще один объект — швейная фабрика «Мануфактуры Боско» на территории калужского индустриального парка. Чаще всего технопарки — это стандартные, ничем не выделяющиеся прямоугольники. Это же здание, в принципе схожее с подобными сооружениями по высоте и форме, построено по отдельному архитектурному проекту. Сегодня оно одна из изюминок города, представляющая замечательный пример, когда стандартное можно сделать нестандартным, сохранив объемы и общую концепцию, но при этом позаботившись о том, чтобы было нескучно и очень качественно.

Кроме самой Калуги удалось побывать в Дзержинском районе Калужской области, где мы посетили усадьбу Гончаровых — само отреставрированное здание усадьбы, а рядом с ним — первый в России инновационный музей бумаги, расположенный на территории Полотняно-заводской бумажной мануфактуры. И я даже не знаю, где было интереснее. Мы все, взрослые люди, получили массу положительных эмоций.

Посетили также и самый большой арт-парк Европы Никола-Ленивец. Здесь прямо под открытым небом развернулась коллекция произведений современного искусства и архитектуры. Это удивительное место, очень здорово организованное с точки зрения сочетания природы и объектов и дающее возможность отвлечься от суеты. Мы, разумеется, не смогли пройти всю территорию парка — настолько он огромный (650 гектаров).

В наш век стремительного развития технологий особенно важно идти в ногу со временем, создавая новые материалы и технологии для возведения зданий. Расскажите о развитии инновационной деятельности РААСН, которая ежегодно актуализирует банк инновационных предложений, готовых для практического применения в проектировании, строительстве и эксплуатации зданий. Позволяют ли данные решения создавать новые интересные в архитектурном плане здания и сооружения?

С 2016 года на ежегодной основе Российская академия архитектуры и строительных наук издает альбомы инновационных решений. Хотела бы напомнить, что в РААСН работает три отделения: архитектуры, градостроительства и строительных наук. Поэтому инновационные альбомы — это не только технические решения, но и исследования в градостроительной сфере, и конкретные объекты, которые могут быть растиражированы с точки зрения типологических решений.

К сожалению, сегодня вопросам внедрения в практику уже наработанных примеров уделяется недостаточно внимания. И часто мы снова и снова изобретаем велосипед, игнорируя и имеющиеся библиотеки типовых проектов, и подготовленные инновационные альбомы.

Хотелось бы, чтобы архитекторы почаще обращались к этим источникам, чтобы почерпнуть новые идеи, понять тренды, на основе которых можно создать что-то свое.

Наталия Александровна, что бы вам хотелось сказать в завершение беседы?

Хотелось бы в который раз уже за это интервью вспомнить Александра Викторовича Кузьмина, который говорил, что мы живем в прекрасной стране, где нельзя устать улыбаться. Я с этим высказыванием абсолютно согласна. При этом уверена, что в наших силах сделать Россию еще лучше, чтобы всем нам было здесь максимально комфортно.


Текст: Елена Серегина

Фото: архив героя

Это проект Отраслевого журнала «Вестник» «О чём говорят здания»: об архитектурном наследии России. Проект создан при поддержке министерства строительства и ЖКХ РФ. 

Логотип Вестник Строительство